приложение

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

К  КАТЕХИЗИЧЕСКОМУ  ПОУЧЕНИЮ 

   Примеры покаянного плача и сердечного сокрушения о грехах.

 1.   Ученик святого апостола Петра, святой Климент, говорит, что святой Петр каждую ночь, заслышав пение петуха, тотчас вспомнил свое отвержение от Христа, вставал от ложа своего и повергался на землю, в горьком пла­че проливая многие слезы, и так делал он в про­должении всей жизни своей. А церковный ис­торик Никифор присовокупляет, что очи святого апостола от повседневного плача были всегда красны и как бы кровавы. Вот каково было Петрово покаяние! «А ты, надеющийся в один час оплакать все грехи свои, можешь ли так горько плакать, как плакал Петр?» – спра­шивает святитель Димитрий Ростовский. «Мо­жешь ли каждую ночь рыдать так, как рыдал он? В состоянии ли ты понести такие труды и подвиги, какие понес святой Петр ради Госпо­да своего за свое отвержение, даже до распя­тия головой вниз на кресте? Итак, не полагай­ся на свое малое некое сокрушение сердечное, не уповай на слабый свой труд, на кратковре­менный подвиг: покажи покаяние перед Гос­подом, соответствующее твоим великим гре­хам, и даже больше их, со многими слезами, и тогда, о грешниче, ожидай от Него милости!»

2.    Один святой муж шел с учениками свои­ми в город и, проходя мимо кладбища, увидел одну вдову, которая проливала горькие слезы над могилой… и, как ни утешали ее родные, окружавшие ее, она слушать никого не хотела. Она все, кажется, забыла, ничего не видела и не слышала: одно горе поглощало ее сердце и душу. Миновав ее, старец, обратившись к ученикам своим, сказал им: «Как убивается вдова эта на могиле этой, так нам надобно убиваться плачем о душе своей, которую мы уморили грехами своими и похоронили на чужой ей земле мира и похотей плотских». Сказав это, старец зары­дал и рыдал всю дорогу, пока пришли к тому месту, где надобно было скрыть слезы свои.

3.    Рассказывают о преподобном Арсении Ве­ликом, что он, во все время своего подвижни­чества, сидя за работой, имел на груди своей платок, потому что слезы постоянно струились из очей его. Авва Пимен, когда услышал, что он почил, сказал, прослезившись: «Блажен ты, авва Арсений, что оплакал себя в здешнем мире! Ибо кто здесь не плачет о себе, тот будет вечно плакать там». («Достоп. сказания о подв. св. и блаж. отц.», 1846 г.)

4.   О подвижнике Диоскоре рассказывают, что он постоянно плакал о себе. Ученик его, живший в другой кельи, приходя к старцу и заставая его плачущим, спрашивал его: «О чем ты, отец, плачешь?» Тот отвечал: «Плачу о гре­хах моих». «Но ты не знаешь за собой никаких грехов», – возражал ученик. «Ах! Сын мой, – сказал старец, – если бы я, к несчастью, до­шел до того, чтобы мог видеть грехи мои, то не было бы довольно троих или четверых для меня помощников, чтобы достойно оплаки­вать их». (Там же, с. 83.)

5.    Жил в обители преподобного Пахомия один инок, в мире бывший скоморохом, принятый и постриженный самим великим Пахомием. Сна­чала он оставил свое занятие, а потом, спустя несколько времени, опять стал возвращаться к своим прежним привычкам и снова стал творить свое скоморошество на соблазн новым братиям. Несколько раз вразумлял и увещевал его препо­добный, чтобы он исправился и оставил свои прежние привычки, но не видя такого исправле­ния, наконец, порешил выслать его из обители. Раскаялся тогда инок, оставил свое скомороше­ство и по молитве преподобного приобрел такое сокрушенное покаяние, что по все часы из очей его истекали слезы, как потоки, а потом достиг такого умиления сердечного, что плакал посто­янно и никак не мог воздержаться от слез. Даже во время трапезы, когда братия просила его воз­держаться от плача, он не мог преодолеть своих слез и отвечал: «Ей, хочу удержатися, но отнюдь не могу». «О чем ты плачешь? – спросила его раз братия. Нам стыдно и есть, смотря на тебя плачущего!» На это инок ответил им: «Как же вы хотите, братия моя, чтобы я не плакал, когда я вижу здесь мужей святых, мне грешному служа­щих, которых и праха ног я не достоин! Не дол­жен ли я плакать, что мне, грешному скоморо­ху, служат такие честные и богоугодные мужи! Плачу по вся дни, да не буду пожрен огнем, мно­жества ради грехов моих». Сам преподобный Пахомий дивился такому его смиренному пока­янию и умилению и говорил, что от самого пост­роения обители он не видывал еще такого сми­рения и умиления, какое видит в этом брате.

6.   Преподобный Пахомий Великий однажды, за некое слово укоризны, прогневался на брата Иоанна. И хотя по своей кротости и из уваже­ния к старшему брату он не сделал возражения, однако затаил негодование в своем сердце. Но в следующую ночь Пахомий почувствовал и в этом поступке столько безобразия, что затво­рился в своей кельи и начал плакать, в молит­ве исповедуясь Богу: «Горе мне, что я вопреки Твоих заповедей, Господи, возымел грех на мо­его брата, истину мне возвестившего! Еще в сер­дце моем есть лжемудрие плоти; столько вре­мени обучаясь жить духовно, еще терзаюсь досадой; помилуй меня, Господи, да не погиб­ну до конца; если благодать Твоя не утвердит меня, враг обрящет в сердце моем некоторую часть своих любимых деяний и меня, преступ­ника Твоих законов, поработит воле своей. Горе мне! Хочу научить тех, которых Ты, Господь и Бог мой, обещал через меня призвать в иночес­кое житие; а сам не могу научиться побеждать свои страсти». Таким образом, блаженный Пахо­мий, вопия к Богу, пребыл в молитве до другого дня; слезами и потом он облиял землю, на кото­рой стоял.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s