заповедь блаженства (1)

Вопросы на исповеди

по руководству

девяти евангельских заповедей о блаженствах.

_________________________ 

Первая заповедь блаженства.

 

Блажени нищие духом: яко тех есть царствие небесное.

 

  1.  Имеешь ли ты, сын мой, христианское смирение или что тоже, нищету духовную, без которой нельзя войти в царствие небесное?

“Нищие духом, — это, по словам святителя Иоанн Златоуста, — те, которые постоянно содержат в уме и верно сознают свое ничтожество, смиряются духом и сокрушаются сердцем, укрощают всякую гордость и надмение в себе” (9 бесед на книгу “Бытия”).

“Нищий духом, — по словам преподобного Макария Египетского, — постоянно пребывает в великом смиренномудрии и сердечном сокрушении о своем ничтожестве всегда перед взором души своей имеет ее греховные язвы познает окружающую ее тьму страстей и просит избавления от них у Господа” (Сл. 1, гл. X). 

“В душах смиренных почиет Господь” (“Сто весьма ду­шеспасительных глав” Феодора, епископа Едесского. “Хри­стианское чтение”, ч. 17, стр. 136).

“Смиренномудрие, — говорит св. Иоанн Лествичник, есть Божественное покрывало, не позволяющее нам смотреть на свои добродетели, есть бездна собственного уничижения, никаким татям неприступная. Многие из нас сами себе называют, а может быть, и действительно почи­тают грешными; но сердце испытывается, когда другие бесчестят” (степ. 25 в русском переводе).

“Не спасет нас ни подвижничество, ни бдение, ни дру­гой какой труд, если не будет при сем истинного смирения” (Сказание о подвижничестве святых отцов”, стр. 293, 6).

Преподобный Макарий Египетский учит: “Горе той ду­ше, которая не сознает язв своих и по причине великой и безмерной испорченности не думает, что имеет какой-либо порок! Ее не посещает и не врачует добрый врач; пото­му что и она не заботится о язвах своих, почитая себя невредимой и здравой. Не требуют, сказано, здравии вра­ча, но болящии” (В “Слове о любви”, гл. 16).

“Приучим себя, — говорит святитель Василий Великий, к простоте в одежде и в походке, в сидении, и в пище, и в приборе постели, и в жилище, и в домашних сосудах; будем показывать скромность в речи, в пении, в обхождении с ближ­ними; не будем употреблять надутости в словах, высокопар­ной важности в рассуждениях, не будем величавы; будем лас­ковы к другу, благосклонны к слуге, незлобивы к дерзким, человеколюбивы к низшим, будем приятны в приветствиях, веселы в ответах, доброжелательны, доступны для всех, не будем отзываться о себе с похвалой, но прикрывать, сколько возможно, собственные совершенства, во грехах обвинять самих себя, не будем жестоки в обличениях, не скоры и с гневом обличать других, ибо это — признак гордости; не будем осуждать за маловажное, как будто мы сами правед­ники, а падших будем принимать и исправлять духовно, — кратко сказать: будем стремиться к смирению, как любите­ли его, — и оно прославит нас” (“О смирении”).

     Вот, сын мой, духовные средства к приобретению смирения. 

     I.   Размышление о величии Божием и нашем ничтожест­ве. Бог есть все, а мы, тварь, — ничто. Святой авва Доро­фей говорит: “Святые чем более приближаются к Богу (по­знанием и чистотой жизни, чем ясней усматривают величие совершенств Божиих), тем более видят себя грешными, (при блеске славы Божией яснее усматривают свои недос­татки, слабости, греховную нечистоту) и смиряются” (“По­учения”, 2, стр. 53). 

     II.   Размышление о всецелой зависимости нашей от Бога во всем.  Мы все получили от Бога — и жизнь, и силы; без содействия благодати Божией мы не можем совершить ни­чего доброго. Святой Макарий Египетский говорит: “Ес­ли царь положит свое сокровище у какого-нибудь нище­го, то принявший на сохранение не считает этого сокро­вища своей собственностью, но везде признается в своей нищете, не смея расточать чужого сокровища, потому что всегда рассуждает сам с собою: это сокровище у меня толь­ко чужое, но еще положено ко мне сильным царем, и он, когда захочет, возьмет его у меня. Так и имеющие какие- нибудь дарования Божие должны о себе думать, быть сми­ренномудрыми, исповедовать нищету свою. Если нищий, приняв от царя вверенное ему сокровище, начинает пре­возноситься им, как собственным своим богатством, и сердце его исполнится кичения, то царь берет у него свое сокровище, и имевший его на сохранении остается таким же нищим, каким был прежде. Так, если имеющие дарова­ния от Бога превознесутся, и станут надмеваться сердца их, то Господь огьемлет у них дары Свои, и они остаются та­кими же, какими были до принятия благодати от Господа” (“Беседы”, 15, § 25, стр. 163. См. “Лествица”, сл. 23. § 16).

  2. Не гордился ли ты когда-либо? Не считал ли ты себя лучше других? Не приписывал ли ты исключи­тельно себе своих успехов в науке или жизни, совер­шенных тобою добрых дел своему собственному стара­нию, а не помощи Божией?

     Помни, что Бог гордым противится, смиренным же дает благодать (Иаков. 4, 6). “Когда не будет основания — сми­рения, — говорит святитель Златоуст, — то хотя бы кто до небес возвышался жизнью, все это легко разрушится и будет иметь худой конец. Хотя бы ты отличался постом, молитвой, милостыней — все это без смирения разрушит­ся и погибнет” (Беседа на Матфея. 25).

    Из шести пороков, которые особенно ненавидит Гос­подь, по словам Соломона, гордость занимает первое ме­сто (Притчи. 6, 17). В числе семи главнейших смертных грехов гордость полагается также на первом месте (См. “Православная исповедь”). В лице антихриста и нечести­вых служителей его гордость будет наказана страшным су­дом Божиим (2 Сол. 2, 12). Но и в настоящей жизни Господь часто посрамляет и унижает гордость, как видно из примеров фараона, погибшего в Чермном море за гордое противление воле Господа, — Навуходоносора, впавшего в скотское состояние за то, что величался могуществом своим и позабыл о зависимости своей от Всевышнего, вла­деющего царством человеческим (Дан. гл. 4), — Антиоха Епифана, который в наказание за то, что превознесся пред Богом израилевым и всеми мерами старался истребить ис­тинное богопочитание, поражен был отвратительной пред­смертной болезнью, так сам признал эту болезнь за дейст­вие гнева Божия на его гордыню (2 Мак. 9, 5-28).

       Христианин должен укрощаться смирением, сознани­ем своих грехов, своего ничтожества пред Богом, испове­данием той истины, что все, что имеет он лучшего, полу­чено им от Бога, и что без Бога и Его благодатной помо­щи он и шагу не может сделать не только на пути к вечно­му спасению, но и к здешнему, земному благополучию. Не долины ли обильно орошаются влагой, не долины ли цветут и благоухают? Не на горах ли бывают снега и льды и безжизненность? Горы высокие — образ горделивцев, долины — образ смиренных. Всякая дебрь (узкая долина) исполнится, всякая гора и холм смирится (Лук. 3, 5). (Иак. 4, 6). “Вот на кого Я призрю, — говорит Господь, — на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим” (Исаии LXVI, 2). Поистине — блажени ни­щие духом, то есть смиренные, считая себя за ничто, ибо их есть царство Божие (Мф. V, 3).

              Так как этот грех крайне гибелен и при этом весьма распространен, то обрати, сын мой, свое внимание на те духовно-врачебные советы, какие я укажу, руководясь муд­ростью святых подвижников, преодолевших гордость.

     Вот средства борьбы с духом гордости:

  1.     Первое средство борьбы с гордостью — сознавать, что мы не имеем высоких христианских добродетелей. Когда од­ному подвижнику, ревнующему о блаженном смирении, приходили на ум горделивые помыслы, что стал он уж очень праведен и свят, то, зараныне написав на стене сво­ей келлии названия самых высших добродетелей: совер­шенной любви, ангельского смиренномудрия, чистой мо­литвы и проч., он говорил сам себе: “Пойдем за доказа­тельством, — и, подойдя к стене, читал наименование и обличал себя в превозношении ответом: покуда не приоб­ретешь этих добродетелей, дотоле, знай, что ты еще далек от Бога” (“Лествица”, стр. 252, § 24).
  2.         Второе оружие для поражения гордости можно нахо­дить в мысли, что горделивые не войдут в царствие Божие. Преподобному Арсению Великому представились в виде­нии два человека, которые, сколько ни силились пронес­ти бревно в отворенные двери церкви, никак не могли достигнуть своей цели и войти в церковь, потому что брев­но несли поперек дверей, не давая один другому зайти вперед и нести вдоль, как бы следовало. И ангел объяснил преподобному, что эти люди — добродетельные, но гор­дые, не желающие смириться друг перед другом, и потому остающиеся вне царства небесного (По Ч.-М.).
  3.          Для преодоления гордости весьма полезно сознавать смерть и тление, каким подвергается всякий человек.

   Святитель Тихон Задонский учит: “Рождаемся мы наги и с плачем, живем в бедах, напастях и грехах, умираем со страхом, болезнью и воздыханием, погребаемся в землю и в землю обращаемся. Тут не видно, где — богатый, где — нищий, где — благородный, где — слуга, где — господин, где — раб, где — мудрый и где неразумный лежит. Все тамо сравняемся, яко вси в землю обратимся. Почто же убо земля и гной возносится?.. Срамно гордиться христиа­нам, когда Христос, великий и высокий Бог, смирил Се­бя; срамно гордиться рабам, когда Господь их смирен. Нет ничего так неприличного и непристойного христианам, как гордость, и ничто так не показует христианина, как смирение. От смирения познается человек, что он истин­ный есть ученик кроткого и смиренного сердцем Иисуса” (т. III, стр. 188 и далее). “Превозношение гордого не падет ли, — говорит в Бозе почивший святитель московский Филарет, — если противупоставятся ему последние его: без­образие разрушения, смрад гниения, червь могильный, тля­щий и истлевающий, и наконец — червь адский, никогда не усыпающий?” (“Слова и речи”, т. IV, стр. 342-343).

   4.      Затем гордый никогда не должен забывать, что высокомудрие с тщеславием всегда приносили одну гибель человеку.

    Зазнался некогда царь иудейский Ирод, когда, одев­шись в царскую одежду, сел на возвышенном месте и высо­комерно говорил народу, а народ, раболепствуя ему, воскли­цал: это — голос Бога, а не человека… Но вдруг ангел Госпо­день поразил его за то, что он не воздал славы Богу, и он, будучи изъеден червями, умер (Деяния. XII, 21-23). Видел я, — говорит святой царь и пророк Давид, — нечестивца гроз­ного, расширявшегося, подобно укоренившемуся многоветви­стому дереву. Но он прошел, и вот нет его; ищу и не нахожу (Псал. XXXVI, 35-36). Так плачевна участь гордецов уже и в этой жизни, а о будущей говорить нечего. Они нена­вистны Богу и обречены с диаволом в вечные муки, тогда как смиренным, нищим духом и принадлежит по преимуществу царство небесное и к ним-то особенно благоволит Господь, говоря устами пророка: на кого воззрю, токмо на кроткого, и молчаливого, и трепещущего словес Моих.

      5.   Как врачество против гордости чаще прочитывай сле­дующие и другие подобные места Священного Писания, на­правленные против нее: егда сотворите все повеленное вам, глаголите, яко раби неключими есмы (Лук. XII, 10). — Аще кто мнит себе быти что, ничтоже сый, умом льстит себе (Гал. VI, 3). — Еже есть в человецех высоко, мерзость есть пред Господом (Лук. XVI, 15). — Не хваляй себе, сей иску­сен, но его же Бог восхвалит (2 Коринф. X, 18). — Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим, — говорит Господь (Мф. XI, 29). — Во смирении нашем помяну ны Господь: и избавил ны есть от врагов наших (Пс. CXXXV, 23). — Смирихся и спасе мя (Пс. CXIV, 5). — Нечист пред Господом всяк высокосердый (Прит. XVI, 4). (“Добротолюбие”, т. II, стр. 449).

            3.  Не тщеславен ли ты? Не любишь ли, чтобы тебя хвалили?

     Часто случается, что Сам Бог смиряет тщеславных, на­сылая неожиданное бесчестие…

  1. Молись о прогнании духа тщеславия. Если молитва не истребит (тщеславного помысла), то
  2. Приведем на мысль исход души из этой жизни.
  3. Если это не поможет: устрашим его позором страш­ного суда. Возносяйся смирится даже здесь, прежде будуще­го века.
  4. Когда хвалители, или лучше — льстецы, начнут хва­лить нас, тотчас приведем себе на память все беззакония свои и найдем, что вовсе не стоим мы того, что нам припи­сывают (“Лествица”, сн. кн. “Историческое учение об от­цах церкви” Филарета, архиепископа черниговского и не­жинского, т. III, Спб. 1882 г., стр. 125-126).

___________________________

*)   Так как христианин должен руководствоваться в своей нравственной деятельности не только десятью заповедями закона Божия, но высшим развитием и дополнением в девяти изречениях о блаженствах, то вне всякого сомнения, что на исповеди не только уместно, но весьма необходимо испытать свою совесть по этим последним.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s