арх. Никифор (Феотокис). (Мк. 8,34 — 9,1)

Толкование на

евангелие от Марка в воскресенье третье. 

   (Мк.  8, 34 — 9, 1).

                  

       8, 34.  И призвав народ со ученики Своими, рече им: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе; и возмет крест свой, и по Мне грядет.  35. Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелиа, той спасет ю. 36. Кая бо польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? 37. или что даст человек измену на души своей? 38. Иже бо аще постыдится Мене, и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со ангел святыми. 9, 1. И глаголаше им: аминь глаголю вам: яко суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят царствие Божие пришедшее в силе.

        Очень трудным кажется начало всякаго подвига: ибо представляется пред очами нашими весь труд, каковый подъять должно к совершению таковаго начинания; чего для начало называется срединою всего дела. Начало есть половина всего. На половине подвига предпринятый многий труд приводит нас в безсилие; безсилие же являет остальную половину еще неудобнейшею пред началом всего. Но при конце подвига, хотя по приумножению немощи изъявляется неудобство, но поелику видим приближающийся конец, радость немощь отторгает и разрешает неудобство. На половине убо всякаго труднаго подвига паче всего встречается неудобство. Посему-то многие, совершивши половину подвига, но пришедши в слабость и безсилие, оставались далее неключимыми в своих начинаниях. Се мы, христиане, благодатию Божиею достигли до самой почти половины постнаго поприща, и уже как в безсилие пришли, так и труд приумножился. Но дерзайте! Се нам два открыты суть крепкия и довольнейшия вспоможения: первое из сих всесвятый Крест, живоносное древо, мирская радость, верующих крепость, праведных утерждение, грешников надежда. Сего для ныне предлагает нам его святая матерь наша — Христова Церковь, да, благочестно сей лобызая, восприимем благодать и силу к совершению постнаго Божественнаго поприща. Второе вспоможение есть Владычний глас нынешняго Евангелия, призывающий нас, да возьмем крест свой и последуем зовущему Христу. Почему ныне таковый глас и благовествуется, да подкрепит сердца наши силою Божественныя благодати, и да таким образом ревностно совершим святый поста подвиг. Но известно, что всечестное Креста древо всякий зрит, и всякий с верою и благоговением лобызая, приемлет Божию благодать и силу; Евангельский же глас требует объяснения, да каждый, познав сего разум, просветится Святым Духом и укрепится Божественною благодатию. И так, якоже благоговейно лобызаете честный Крест, тако с ревностию внемлите и объяснению Евангельскаго слова.

 Мк. 8, ст. 34  Рече Господь: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет.

    Видиши ли Божественную премудрость и преславное величество? Не принуждает, хотя и имеет могущество, ни повелевает, хотя имеет власть; но, не нарушая каждаго свободнаго произволения, призывает только всех, желая яко Человеколюбец всем спастися. Кто, говорит, по собственной своей воле и изволению хощет по Мне ити, – быть, то есть, Моим учеником и ревнителем Моих дел, – таковому должно три следующия исполнить обязанности: отрещися самого себе, взять свой крест и последовать Мне. Но кто таковый разумеется чрез самаго себе, и какой есть каждаго свой крест? Чрез самаго себе разумеется Апостолом Павлом называемый ветхий человек (Римл. 6, 6), коего оный же Павел называет греховною плотию: ибо после падения прародителей прилежит человеку помышление на злая от юности его (Быт. 8, 21). Сего-то убо ветхаго греховнаго человека советует нам отрицаться. Но како можем сие сотворити? Таковым же образом, каковым отрицаемся от другаго какаго либо человека. Но како можешь отрещися от друга твоего, либо от сродника твоего? Отвращаяся от него, и удалялся и гнушаяся всеми его деяниями. Тогда, следовательно, отрицаемся от самих себе, когда бегаем плотския любви и отвращаемся от всех лукавых ея вожделений: крест же собственный каждаго разумеется умерщвление страстей и всех неистовых прихотей. Тогда, следовательно, носим крест свой, когда умерщвляем страсти наши и все неистовыя пожелания: а иже Христовы, то есть рабы Иисуса Христа, плоть распята со страстьми и похотьми (Галат. 5, 24). Но понеже как древле некоторые чрез многую скорбь и труд укрощали телесныя страсти, так и ныне многие Иудейские пустынники мучительски разными образы измождают свою плоть, как мы собственными нашими глазами видели, но поступают так, не последуя Христу, но работая своей страсти тщеславия и предосудительной своей мечтательности, желая того, да им люди удивляются и их похваляют: того для Господь сказал не только сие: да отвержется себе и возмет, крест свой, но и сие присовокупил: и по Мне грядет. Сия убо есть вся сила сих Евангельских слов: кто хощет быть учеником Иисуса Христа, тому должно отвратиться и возненавидеть всякое беззаконие, умертвить все свои страсти и все неистовыя свои вожделения и последовать, то есть, ревновать делам Иисуса Христа. Показал же Богочеловек купно и то, для чего Он требует сих трех обязанностей от Своих учеников.

     ст. 35   Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю.

   Душа человеческая есть безсмертная. Каким же образом человек может погубить сию, ради любви Иисуса Христа и Евангелия, и каким образом, тако погубив, спасет ю? Душа иногда взимается не за существо душевное, но за греховныя оной вожделения. Убо, кто погубит греховныя души своей вожделения, гордость, зависть, ненависть, свирепство и прочия страсти не притворно, не по любочестию, но ради любви Иисуса Христа и сохранения Евангельских заповедей: таковый спасет душу свою вечно, то есть, наследует вечное спасение. А кто печется о греховных душевных вожделениях, таковый погубляет душу свою, то есть, творит оную причастною нескончаемой муки. Имеет же и другой смысл сие слово. Душею Божественное Писание называет и нас самих: любяй душу свою, пишет Евангелист Иоанн, погубит ю: и ненавидяй души своея в мире сем, в живот вечный сохранит ю (гл. 12, 25). Убо выше рекший Господь тако: да отвержется себе, — чрез «себе» разумел душу; присовокупил же и причину, ради которой должен отрицаться самого себя желающий спасения. Ибо, говорит, кто хощет спасти душу свою, то есть, кто хощет спасти себя, тот погубит себя. Кто же погубит себя не по тщеславию, не по предосудительному мечтанию, но ради любви Иисуса Христа и ради Евангельскаго учения, таковый спасет себя в вечной жизни. Мы сего исполнение видим во время гонения Христианския веры. Кто тогда самого себя погубил, то есть, предал жизнь свою на смерть, дабы не отрещися от Иисуса Христа и Евангельския истины: таковый спас себя, учинився святым и вчиненным в лик преславных Мучеников. А кто себя самого спас, то есть, сохранил живот свой от смерти, учинився отступником от Иисуса Христа и Евангелия: таковый погубил себя, явившися недостойным небеснаго царствия и вчинився в число злочестивых отступников. Но поелику победить греховныя душевныя вожделения, предать свою жизнь на смерть, есть дало неудобосносное: того для, укрепляя Господь людей в исполнении таковаго неудобнаго предприятия, приводит причину, всех убеждающую, говоря:

ст. 36   Кая бо польза человеку, аще приобрящет мир весь, а отщетит душу свою? 

      ст.  37   Или что даст человек измену на души своей?

    Стяжал ты богатство Крезово, имущество Александрово, насладился удовольствиями Сарданапала, приобрел весь мир: но кая польза тебе, ежели, отрекшися Иисуса Христа, или презрев заповеди Его, погубишь душу твою? Всякая мирская вещь имеет сходство с другою, почему и может одна другою замениться. Злато выманивается сребром; драгоценное камение, маргариты, поля, винограды, грады и всякая другая мирская вещь — другими соответствующими им. Погубляешь одно, но приобретаешь другое, тому равное. Всякой мирской вещи бывает равная замена: но душа равной замены не имеет. Не обрящешь в мире вещи, соответственной и достойной души. Почему же так? 

    ст. 38  Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде семь прелюбодейнем и грешнем, и Сын человечески стыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми.

      Вот причина и того, почему человек никакой пользы не получает от всего сего мира, погубив душу свою, и того, почему не находится душе равной измены. Ибо кто, говорит, либо стыдится страсти, Креста и погребения Моего, либо ради другой какой либо вины отрицает Мое Божествое и презирает  заповеди  Моя  в  роде сем, то есть, пред сущими в мире людьми: того Я явлю постыжденным, когда паки прииду в мир во славе, яко Бог, со святыми Ангелами. Сей в сем мире, отвергши Мое Божество и презрев Мои заповедания, посрамляет таинство Моего воплощения и Евангельскую проповедь; и Я, когда прииду во славе Отца Моего судити мирови, посрамлю и отвергу его, говоря: глаголю вам, не вем вас откуду есте: отступите от Мене вси делателие неправды (Луки 13, 27). И сие-то самое составляет отлучение от Бога и лютость вечныя муки. Чем же тогда воспользует человеку весь мир? и что воздаст тогда отступник и грешник в измену души своей от мучительнейшаго огня? Прелюбодейным же и грешным сей назвал род, то есть, род человеческий. Ибо как оставляющая своего мужа, а с другим, чужим, живущая, называется блудница и грешница: так блудницею и грешницею бывает душа, оставляющая Бога, а работающая идолам, и чрез неповиновение Божеским заповедям диавольскими похотениями растленная. Назвал же прямо таковым родом род человеческий, либо потому, что большая сих часть суть неверные и нарушители заповедей Божиих; либо потому, что и отрицающиеся от веры принуждаемы к сему бывают не верными, но неверными, и грешащие подвергаются грехам не чрез праведных, но чрез грешных. Поколику же Богочеловек сказал, что когда паки приидет в мир, приидет не в смиренном виде, яко человек, но во славе Отца Своего, яко Бог: сего для, дабы уверить в сем Своих учеников, и следующее обещание присовокупляет:

    гл. 9, ст. 1   И глаголаше им: аминь глаголю вам, яко суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят царствие Божие, пришедшее в силе.

Царствием Божиим назвал славу Своего преображения. Он, когда преобразился на Фаворстей горе, тогда возсиял луч Божественный Его славы, той, то есть, славы Отца Своего, с которою приидет судити живым и мертвым; той славы, которой удостоятся быть причастниками праведные в небесном царствии. Ибо лице Его просветилося тогда яко солнце, ризы же Его быша белы, яко свет (Матф. 17, 2): и ученики Его, не могши зреть на таковый преславный и Божественный свет, падоша ницы, и убояшася зело (ст. 7). Сию-то, говорил, славу Божию, суть нецыи от зде стоящих, — Петр, то есть, Иаков и Иоанн, — иже не могут вкусити смерти, дондеже узрят. И самым делом, сии три Апостолы видели сию славу на Фаворстей горе, явившуюся тамо в силе Божества Иисуса Христа. Слышали же и глас с небеси глаголющ: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих, Того послушайте (ст. 5).

Беседа о самолюбии.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s