15. 5. Изречения о евангельских заповедях (2)

   *** 

  Изречения 

  святителя  Игнатия  (Брянчанинова) 

  о Евангельских заповедях.

 ______

    Имеяй заповеди Моясказал Господьи соблюдаяй их, той есть любяй МяАще кто любит Мя, слово Мое соблюдет. Не любяй Мя, словес Моих не соблюдает. (Ин. 16, 21, 23, 24). Исполнение заповедей Спасителя — единственный признак любви к Богу, принимаемый Спасителем. “По этой причине все благоугодившие Богу, благоугодили не иначе, как оставив свою правду, поврежденную грехопадением, и устремясь к исканию правды Божией, изложенной в учении и заповеданиях Евангелия. В правде Божией они обрели любовь, сокровенную от падшего естества. И Господь, заповедав многое о любви, повелел прежде искать правды Божией, зная, что она — мать любви”. (Прп. Макар. Вел., Беседа 37, гл. 2, 3.) Если желаем стяжать любовь к Богу, возлюбим евангельские заповеди: продадим наши похотения и пристрастия, купим ценой отречения от себя село — сердце наше, которое без этой купли не может принадлежать нам; возделаем его заповедями и найдем сокровенное на нем небесное сокровище – любовь. (Мф. 13, 44).  («Аскетические опыты». Том 2. «О страхе Божием и Любви Божией»).

  ***

Исполнение заповедей или, правильнее, усилие к исполнению заповедей по необходимости обличает живущий внутри нас грех и возбуждает жестокую внутреннюю борьбу, в которой принимают сильнейшее участие духи злобы. («Аскетические опыты». Том 2. «Слово о различных состояниях естества человеческого по отношению к добру и злу». 4. О состоянии по падении человека).

  ***

Возвращение от состояния, принадлежащего естеству падшему, к состоянию, принадлежащему естеству обновленному, совершается посредством решительного и полного отвер­жения деятельности по разуму и воле падшего естества, посред­ством решительного и полного восприятия деятельности по уче­нию и завещанию Богочеловека. При этом открывается внутрен­няя борьба в человеке, потому что предшествовавшая покаянию жизнь по собственной воле и разуму лишила человека духовной свободы, предала в плен греху и диаволу.

Кающийся усиливает­ся поступать по Евангельским Заповедям, а грех и диавол, получившие власть, произвольно им преданную предшествовавшим жительством, стараются удержать пленника в плене, в оковах, в темнице! Опытное познание плена чрез ощущения плена и наси­лия, опытное познание душевной смерти чрез ощущение смерти усиливают и упрочивают плач кающегося. «Борьба эта, — гово­рит преподобный Марк Подвижник, — междоусобная. Она — не извне, и не с братией нашей мы должны бороться. Она — внутри нас, и никто из человеков не может вспомоществовать нам в ней. Одного имеем мы помощника — таинственно сокровенного в нас Крещением Христа, непобедимого и не могущего быть подавленным (уничтоженным).

Он будет укреплять нас, если мы по силе будем исполнять Его заповеди». («Аскетические опыты». Том 2. «Слово о различных состояниях естества человеческого по отношению к добру и злу.» 6. Об обновлении искупленного естества, в случае его повреждения, покаянием).

 ***

Спаситель мира называет блаженными нищих духом, то есть, имеющих о себе самое смиренное понятие, считающих себя существами падшими, находящимися здесь, на земле, в изгнании, вне истинного своего отечества, которое — небо. Блаженны нищие духом, молящиеся при глубоком сознании нищеты своей, яко тех есть царство небесное. («Аскетические опыты». Том 2. «Дух молитвы новоначального»).

От нашего небрежения о сохранении драгоценного Дара, доставляемого нам Крещением, от деятельности по беззаконно­му закону падшего естества, власть греха вкрадывается в нас не­приметно, неприметно мы теряем свободу духовную. Самый тяжкий плен остается для многих невидным, признается удовле­творительнейшей свободой. Наше состояние плена и рабства об­наруживается для нас только тогда, когда мы приступим к ис­полнению Евангельских Заповедей: тогда разум наш с ожесточе­нием восстает против разума Христова, а сердце дико и враждебно взирает на исполнение воли Христовой, как бы на смерть свою и на убийство свое; тогда опытно познаем мы горестную по­терю свободы, свое страшное падение; тогда усматриваем всю глубину этого падения, нисходящую до пропастей адских. Не должно приходить в уныние и расслабление от такого зрелища: должно с мужеством и решительностью предаться покаянию, как всесильному врачу, имеющему повеление и власть от Бога врачевать и исцелять все грехи, как бы эти грехи ни были вели­ки и многочисленны, как бы навык к грехам ни был застарелым и укрепившимся. Христос дал Себя нам и вошел в нас посредст­вом святого Крещения, потом утаил Себя в нас, когда мы не представили нашего произволения, чтобы Он обитал в нас и управлял нами; Христос непременно явит Себя в нас, если мы истинным покаянием докажем решительное произволение, что­бы Он обитал в нас. («Аскетические опыты». Том 2. «Слово о различных состояниях естества человеческого по отношению к добру и злу.» 6. Об обновлении искупленного естества, в случае его повреждения, покаянием.»).

  ***

Положивший себе в цель жизни исполнение воли Божией, старается подробно и с точностию узнать эту всесвятую волю посредством тщательнейшего изучения Священного Писания, особливо Нового Завета, посредством чтения Отеческих писаний, посредством беседы и совещания с преуспевшими христианами, посредством исполнения евангельских заповедей и наружным поведением, и умом, и сердцем. «Закон свободы, — сказал преподобный Марк Подвижник, — разумением истинным читается, деланием заповедей разумеется, исполняется же щедрота­ми Христовыми». Когда христианин начнет жительство по воле Божией, угодной и совершенной (Рим. 12, 2), или по заповедям Нового Завета, тогда внезапно открывается ему падение и немощь естества человеческого. Немощь не позволяет ему испол­нять чисто и свято заповеди Божии, как того требует Бог, а паде­ние противится, часто с величайшим ожесточением, исполнению заповедей Божиих. Оно хочет и требует, чтобы исполнялись падшая воля и падший разум человеческие. Стремления этой воли и представления этого разума облекаются во все виды возвышеннейшей правды и добродетели. Познание внутренней борьбы, обличение и обнаружение живущего внутри греха, познание его насильственной власти над благими проявлениями и стремле­ниями доставляют христианину правильное понятие о себе и о человечестве. Он видит падение человечества в себе, он видит из собственных опытов невозможность возникнуть из этого паде­ния при одних собственных усилиях; он стяжавает истинное смирение, начинает приносить Богу теплейшее моление о помо­щи и заступлении из сердца сокрушенного, которому всегда вни­мает Бог. Научи мя творити волю Твою! (Пс. 142, 10) Научи мя оправданием Твоим! (Пс. 118, 12) Не скрый от мене заповеди Твоя! (Пс. 118, 19) Утверди мя в словесех Твоих! (Пс. 118, 28) Путь не­правды отстави от мене, и Законом Твоим помилуй мя! (Пс. 118, 29). Узнав на опыте, что заповеди Божии исполняются только при обильном содействии Божией благодати, испрашивая се­бе непрестанно молитвою это содействие, христианин не может не приписывать всех добрых дел своих Божией благодати. Вме­сте с тем, он не может не признавать себя и грешником. С одной стороны, он узнал опытно свои падения и неспособность к испол­нению воли Божией одними собственными силами, с другой, он и в самом исполнении заповедей Божиих при помощи благодати видит непрестанные погрешности, вводимые немощью и падени­ем человеческим. Это со всею ясностью усматривается из отзы­вов о себе святого апостола Павла. В одном из посланий говорит он: Паче всех (апостолов) потрудихся: не аз же, но благодать Божия, яже со мною (1 Кор. 15, 10); а в другом: Христос Иисус прииде в мир грешники спасти, от нихже первый есмь аз (1 Тим. 1, 13). Такова боголюбезная праведность! Она производится в человеке осенившею его Божественною благодатию и благоугождает Богу делами богопреданной правды. Богоугодный праведник не престает признавать себя грешником не только по причине своих явных грехов, но и по причине своей естественной правды, нахо­дящейся в горестном падении, перемешанной со злом, осквер­ненной греховною примесью. Блажен, кто праведен правдою Бо­жией, упование его сосредоточено во Христе, источнике его правды. Несчастлив тот, кто удовлетворен собственною челове­ческою правдою: ему не нужен Христос, возвестивший о Себе: Не npuuдox призвати праведники, но грешники на покаяние (Мф. 9, 13). Преподобный Пимен Великий говорил: «Для меня приятнее человек согрешающий и кающийся, нежели негрешащий и некающийся: первый, признавая себя грешником, имеет мысль благую, а второй, признавая себя праведным, имеет мысль лож­ную». Усвоенная ложная мысль соделывает все жительство, ос­нованное на ней, непотребным. Это доказал опыт: явные грешники, мытари и блудницы уверовали во Христа, а фарисеи отвергли Его. Самомнение и гордость в сущности состоят в отвержении Бога и в поклонении самому себе. Они — утончен­ное, труднопонимаемое и трудноотвергаемое идолопоклонство. Фарисеи по наружности были ближайшими и тончайшими слу­жителями и ревнителями истинного богопочитания, а в сущно­сти совершенно отчуждились от Бога, соделались Его врагами, чадами сатаны (Ин. 8, 44). («Аскетические опыты». Том 4. «Поучение 1-е в Неделю о мытаре и фарисее. Характер мытаря и фарисея»).

  ***

Сказал Господь в Святом Евангелии: Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет. Не любяй Мя словес Моих не соблюдает. (Ин. 14:23) Аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей  (Ин. 15:10) . Соблюдающий Христовы заповеди — Христов; не соблюдающий их не принадлежит Христу. Рассматривание совести нашей, душевного состояния нашего по евангельским заповедям весьма удобно, крайне душеспасительно, вполне верно. Для примера посмотрим: исполнили ли мы некоторые заповеди Христовы, изложенные в 5 главе Евангелия от Матфея. Не гневались ли мы всуе на ближнего? Не имели ли, доселе не имеем ли с кем ссоры? Не действует ли в нас памятозлобие? Не произносили ли мы слов укоризненных и ругательных? Удерживались ли от взоров, ощущений, помыслов сладострастных? Не воздавали ли злом за зло? Были ли так кротки, чтоб не противиться злу? Любили ли врагов наших? Благословляли ли проклинающих нас? Делали ли добро ненавидящим нас? Молились ли за творящих нам напасть? — Конечно, и эти немногие вопросы затруднят и обличат совесть нашу. Что же может произойти при дальнейшем и подробнейшем рассматривании? — Отверзутся очи наши на грехи наши, насадится в сердца наши чувство непрестанной печали о нашем недостоинстве; мы научимся сокрушаться о тех согрешениях, которые в омрачении нашем казались нам малыми, но по самой вещи лишают нас усыновления Богу и блаженной вечности. То и другое засвидетельствовал Сам Господь. Повелев любовь ко врагам, Он объявил и причину, по которой любовь эта для нас необходима: яко да будете сынове Отца вашего, Иже есть на небесех (Мф. 5:45). С горестным последствием сопряжено нарушение малейшей евангельской заповеди: Иже аще разорит едину заповедий сих малых, сказал Господь, и научит тако человеки, мний наречется в Царствии Небеснем (Мф. 5:19) , то есть не будет причастником его (*) . Полное же невнимание к евангельским заповедям, как бы к нравоучению, которое можно и не исполнять, влечет за собою решительную погибель. Не заменится исполнение заповедей никакими подвигами! не заменят их ниже самые чудеса! Мнози, говорит Спаситель, рекут Мне во он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом. И тогда исповем им, яко николиже знах вас: отыдите от Мене, делающии беззаконие (Мф. 7:22, 23) . Созидание души, основанное не на исполнении заповедей, но на одних подвигах, непрочно, суетно; не может оно выдержать ни скорбей от человеков, ни искушений от бесов, чуждо света, полно мрака и самообольщения. Всяк слышай словеса Моя сия, возвещает воплотившееся Божие Слово, и не творяй их, уподобится мужу уродиву, иже созда храмину свою на песце: и сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветри, и опрошася храмине той, и падеся: и бе разрушение ея велие (Мф. 7:26, 27). («Аскетические опыты». Том 4. «Поучение 1-е в Неделю о мытаре и фарисее. Характер мытаря и фарисея»).

____

(*)  По объяснению блаженного Феофилакта Болгарского.

  ***

Так как человек пал, так как его помыслы и ощущения изменились из духовных в плотские и душевные: то надо при посредстве евангельских заповедей возвести ум и дух к помышлениям и ощущениям духовным. Когда ум и дух исцелятся: тогда они и соединятся о Господе. Образуется в свое время, в отделе сердца, где помещается сила словества или дух, чудный, нерукотворенный, духовный храм Божий, Святая Святых: туда нисхо­дит ум, хиротонисанный Святым Духом во священника и архиерея для поклонения Богу Духом и Истиною. Тогда познает христианин блаженным опытом сказанное в Священном Писании: Вы есте церкви Бога жива, якоже рече Бог: яко вселюся в них, и похожду, и буду им Бог, и тии будут мне людие (2 Кор. 6, 16)(«Приношение современному монашеству». Т. 5. гл. 26. О молитве Иисусовой устной, умной и сердечной).

***

«…действовать правильно и быть в полном подчинении духа или силы словества они (т. е. сила ревности и сила желания и воли) могут только в истинном христианине, низложившем не только явно греховные, но и все естественные помыслы и ощущения пред разумом Христовым – Евангелием. Ум и сердце иначе не возмогут соединиться как при посредстве Духа и Истины. Это значит: ум и сердце не возмогут соединиться, если не отвергнутся вполне падшего естества, если не предадут себя вполне руководству Евангелия, если за постоянное и усиленное последование Евангельским заповедям не привлекут в себе благодати Всесвятого Духа, не исцелятся и не оживут от прикосновения ее, от осенения ею (*) Не только всякое греховное чувствование и всякий греховный помысл, но и все естественные помыслы и ощущении, как бы они ни были тонки и замаскированы мнимою праведностью, разрушают соединение ума с сердцем, поставляют их в противодействие друг другу. При уклонении с духовного направления, доставляемого Евангелием, тщетны все пособия и механизмы: сердце и ум никогда не соединятся между собою.

Исполнение заповедей, предшествующее соединению ума с сердцем, различествует от исполнения заповедей, последующего соединению. До соединении подвижник исполняет заповеди с величайшим трудом, насилуя и принуждая свое падшее естество: по соединении, духовная сила, соединяющая ум с сердцем, влечет к исполнению заповедей, делает его удобным, легким, сладостным. Путь заповедей Твоих текох, егда расширил еси сердце мое  (Пс. 118:32); сказал Псалмопевец. («Приношение современному монашеству». Т. 5. гл. 26. О молитве Иисусовой устной, умной  и сердечной).

______

(*) Преподобного Пимена Великого спросили, что значат слова Писания: «Причастник аз есмь всем, боящимся Тебе и хранящим заповеди Твоя» (Пс. 118:63)? Преподобный отвечал: «Это говорит о себе Святой Дух». Алфавитный патерик.

 ***

Заповеди евангельские суть свет наш во время странствования нашего в нощи земного жития. На них надо неуклонно смотреть, чтоб не сбиться с пути, и по ним выходить на путь, когда собьемся с него. Такого жительства себе и вам желаю. (Том 8. Письмо 26-е. 30-го апреля <18>59 г.)

 ***

Руководимый Евангелием, начинаю глядеть в глубины и высоты учения Христова. Приглашаю вас: встанем на вершине горы святой, то есть по­грузимся в покаяние и молитву; из них, из со­стояния ими рождаемого воззрим на чудеса Бо­жии в земли Египетстей, на поле Танеосе, в стра­не нашего изгнания и плена. Умолим Господа, чтоб Он даровал нам увидеть эти чудеса: Он от­верзает очи души — тогда они видят чудеса от закона Его. 

Рассматриваю милосердие, заповеданное Гос­подом: вижу бездну несоглядаемую, вижу высо­ту, уносящуюся от взоров. Он заповедует нам: Будите милосерди, якоже и Отец ваш Небесный милосерд есть (Лк. 6:36). Чтоб исполнить эту за­поведь, надобно сделаться столько милосердым, сколько милосерд бесконечно милосердый Гос­подь. Широка, Господи, заповедь Твоя зело! Кто возможет ее исполнить вполне самым делом? Разве тот, кто, объятый Духом Твоим Святым, ос­тавил так свойственное младенцам хождение с трудом и крайнею медленностию по стези запо­ведей Твоих, начинает шествовать по ним испо­линскими шагами, более лететь, нежели шество­вать, — лететь на крыльях Духа. Но я, грешник, мрачный грешник, как ни взгляну в себя, всегда вижу смешение добра со злом, доставленное че­ловеческому роду его праотцом, дерзостно и погрешительно вкусившим от древа познания доб­ра и зла. Кажусь я людям милосердым, но с точ­ностию поверив себя, исследовав себя, нахожу в себе одну глупую личину милосердия. Милосер­дствует во мне тщеславие; милосердствует во мне пристрастие; милосердствует во мне корысть; ми­лосердствует во мне плоть; милосердствует во мне кровь; но чтоб подвигала меня к милосердию за­поведь Христова, чистая, святая, — этого я не нахожу в себе. Когда же я, мрачный грешник, опом­нюсь на краткое мгновение и пожелаю быть ми­лосердым сообразно заповеди Христовой, то вижу, что должен учинить сердцу моему ужас­ное насилие. Обличается сердечный недуг мой святою заповедию! Убеждаемый ею, признаю себя, по естеству милосердого, жестокосердым, человеконенавидцем по отношению к Еванге­лию. Мое сердце согласно быть милосердым по движению крови, но быть милосердым по заповеди Христовой для него — распятие.

Так видя себя, сличая свое состояние с тем, ко­торое начертано в Евангелии для ученика Хрис­това, нахожу, что мне, имеющему естественное расположение к милосердию, не должно вверять­ся этому естественному расположению, должно умерщвлять его. Я обязан принуждать себя к ми­лосердию сообразно заповедям Евангелия, хотя б это и было сопряжено с насилием сердца, нося­щего в себе заразу греха, общую всем человекам. Естественное милосердие, как произведение пло­ти и крови, не может быть богоугодною доброде­телию. Мало этого! Оно враждебно заповедям евангельским! Для посещения и умерщвления его принесен на землю меч евангельский. Водимые ес­тественным милосердием пребывают во мраке под влиянием лютого, всезлобного миродержца.

Господь, Спаситель мира, во время пребыва­ния Своего на земле, возвещал однажды учени­кам Своим, что Ему должно идти во Иерусалим, там много пострадать, быть убиту и в третий день воскреснуть. Тогда верховный из апостолов, свя­той Петр, движимый естественным милосерди­ем, начал противоречить Господу. Милосерд Ты, Господи, говорил он, не имать быти Тебе сие. На это изъявление сострадания, милосердия естественных Господь отвечал святому Петру: иди за мною, сатано, соблазн Ми еси: яко не мысли­ши, яже суть Божия, но человеческая (Мф. 16:22, 23). Неужели в устах Богочеловека слово сата­но было лишь укоризненное? Сохрани Боже, до­пустить такое богохульство! Этим словом Гос­подь изображает, что мысли и чувствования пад­шего человека находятся под властию сатаны, хотя, по-видимому, они и кажутся добрыми; действия человека по влечению его сердца сливают­ся в одно с действиями сатаны. Так повреждено горестным падением естество наше! Тогда, по­вествует Евангелие, Иисус рече учеником Своим: аще кто хощет по Мне идти, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет. Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже аще погубит душу свою Мене ради, обрящет ю (Мф. 16:24-25).

Должно умертвить то милосердие, которого причина — кровь; должно снискать то милосер­дие, которого причина, источник — светлая и свя­тая заповедь Христова; она — Дух, она — живот вечный.

Вот обещанный мною ответ. Советую вам то, что признаю для себя необходимо нужным: от­вергните милосердие, действующее в вас от кро­ви, иначе, от чувств сердечных, вдайтесь в снис­кание милосердия, возвещенного Евангелием, со­делывающего человека богоподобным. Пред вами откроется необозримое поприще для подвига и течения. Какое бы вы ни стяжали преуспеяние в милосердии, оно покажется вам ничтожным в сравнении с образцом милосердия, начертанным в Евангелии. Самое преуспеяние ваше будет на­учать вас смирению, приводить к нему. Таково свойство преуспеяния духовного! Напротив того, кто не отвергается себя, не погубляет души сво­ей, действует по влечению чувств сердечных, от движения крови, тот непременно осуществляет свое я, видит добро в своих движениях, своих дей­ствиях, оживляет собственно себя, стяжавает мало-помалу высокое о себе мнение. Таковой, думая преуспевать духовно, преуспевает лишь в лютом падении. Темная прелесть овладевает его душою; чуждый духовного жительства и разума, он погружается глубже и глубже в лжеименный разум и темную прелесть. Прелесть — справед­ливая награда того, кто возлюбил и почтил пад­шее естество свое, не восхотел состояния, о кото­ром говорит святой апостол: не ктому живу аз, но живет во мне Христос (Гал. 2:20). (Том 8. Письмо 33. К некоторому настоятелю: о милосердии).

 ***

Что желающий любить Спасителя обязан ис­полнять все Его заповеди, изложенные во святом Евангелии, это ясно засвидетельствовал Сам Спа­ситель. Кто любит Меня, сказал Он, тот слово Мое соблюдет... Не любящий Меня, словес Моих не соблюдает (Ин. 14:23,24). Любовь к Богу про­истекает от хранения евангельских заповедей и соблюдается в сердце этим хранением: если за­поведи Мои соблюдете, пребудете в любви Моей (Ин. 15:10). Какой же плод любви к Спасителю? Кто любит Меня, отвечает Он, тот возлюблен будет Отцом Моим, и Я возлюблю его и явлюся ему Сам (Ин. 14:21). Ученик, которого мысль была еще пригвождена к земле, услышав о явле­нии Спасителя возлюбившему и возлюбленному, думая, что обещающий явиться будет зрим оча­ми телесными, вопрошает: Господи, отчего это, что Ты хочешь явиться нам, а не миру? Иисус говорит ему в ответ: кто любит Меня, тот сло­во Мое соблюдет, и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин. 14:22—23). Это явление — в сердце. Это то явление, о котором сказал апостол Павел: уже не я живу, но живет во мне Христос! (Гал. 2:20) Это то явление, то пребывание Господа, которое должны ощущать все христиане, если они точно христиане! Или вы не познаете самих себя, говорит апостол коринфянам, что Иисус Христос в вас, разве только вы не то, что должны быть (2 Кор. 13:5). Вселение Господа в сердце — плод любви; любовь — плод хранения заповедей; хранение за­поведей — плод знания их; знание их приобре­тается чтением Евангелия и молитвою. В запове­дях Твоих поучуся, говорит пророк Духом Святым и в другом месте молится: Не скрый от мене заповеди Твоея! (Пс. 118:15,19) От молитвы вос­сиявает при чтении просветление.  (Том 8. Письмо 44. К некоторой девице, желавшей заняться подробным и деятельным изучением христианства).

  ***

Если при жизни по заповедям Христовым бла­годать Святого Духа прольется в сердце ваше и будет ознаменовывать свое присутствие в нем различными духовными плодами, как-то: нео­быкновенным миром, кротостию, благостию ко всем, терпением — тогда будете сосудом, благо­приятным Богу, сосудом спасения. (Том 8. Письмо 44. К некоторой девице, желавшей заняться подробным и деятельным изучением христианства).

  ***

  Если б не было поношающих, оскорбляющих и гонящих нас, то мы никогда не возмогли бы прийти в любовь ко врагам, заповеданную Еван­гелием, составляющую высшую заповедь между заповедями, данными нам по отношению к ближнему. Отсюда входим в чистоту сердечную, которой является и которою любится Бог. Но сколько плодовита эта заповедь, столько и труд­но стяжать ее.  (Том 8. Письмо 50. К инокине: о любви к врагам…)

 ***

Вера без дел веры, то есть без исполнения заповедей Христовых, мертва. Самые вводные познания ее остаются для человека крайне темными и сбивчивыми, как не объяснен­ные в нем и ему деянием, паче — Духом Святым.  (Том 8. Письмо 64. Скорби христиан, в последнее время глад слышания Слова Божия).

  ***

 Мир Христов

Мир Христов «превосходяй всяк ум», соединяющий во едино человека, разсеченнаго грехом, — мир Христов, исполяющий все существо наше непостижимою силою и небесною сладостию, начинает нисходить в душу, когда она очистится от страстей хранением заповедей Христовых и благочестивым подвигом. Чтоб сохранить мир Христов в себе, чтоб вкусить его обильно, чтоб измениться им из ветхаго в новаго человека — необходимо уединение. Сокровище, поверженное на распутии, непременно должно быть расхищено и похищено.
Могуществен мир, истекающий от действия Святаго Духа. Кто может противустать его влечению? От лица его бежат страсти; от действия его ум и сердце переселяются на небо. Человек примиряется ко всему в Боге. Он начинает как бы плавать в неизмеримом пространстве духовнаго мира и познает, что заповедь Божия «широка есть зело». Мир Христов совершил мучеников и преподобных: он выводит христианина из под власти плоти и крови, исторгает страну греховную из души и тела, уничтожает насильственное влияние демонов на душу и тело, вводит в христианина свойства Христовы, кротость, смирение, благость. Душа, ощутив эти свойства, начинает вкушать чудный покой — залог и начало вечнаго покоя праведных в селениях вечнаго блаженства. («Письма к мирянам». Письмо  216.).

***

По причине иссякновения благодатных руководителей, по причине умножения лжеучителей, обманутых бесовскою прелестию и влекущих весь мир в этот обман, необходимо жительство, растворенное смирением, необходимо точнейшее жительство по евангельским заповедям, необходимо соединение молитвы с плачем о себе и о всем человечестве, необходима осторожность от всякого увлечения разгорячением, думающим совершать дело Божие одними силами человеческими, без действующего и совершающего Свое дело — Бога. Спасаяй да спасет свою душу, сказано остатку христиан, сказано Духом Божиим. Себя спасай! блажен, если найдешь одного верного сотрудника в деле спасения: это — великий и редкий в наше время дар Божий.   («Отечник.»  Заключение.).

 

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s