Нравоучение 22

Нравоучение  22-е.

 

О том,

  что когда желаем благого, то во всем нам помогает Бог

   и о том, что должно всегда

      усиленно просить у Бога духовных благ. [1] 

 

    Но когда это говорит наш Законодатель и будущий Судья, то подумай, какие утешительные Он подает нам надежды, когда сам представляет нашу жизнь столь бедственной и трудной, что и попечение одного дня может нас озлобить и сокрушить. И мы, все-таки, не взирая на множество таких свидетельств, заботимся о земном, а о небесных благах совсем не печемся. Противясь Его словам, мы совершенно извратили порядок. Смотри: Он говорит: не ищите настоящего совсем, – а мы непрестанно ищем. Ищите, говорит Он, небесных благ, – а мы даже минуты не посвящаем на их искание, но сколько печемся о житейском, столько же, или еще несравненно более, не заботимся о духовном. Но это не всегда нам будет проходить даром, и не всегда будет удаваться. Вот мы не заботимся десять дней, вот двадцать, вот сто. Но разве нам не надлежит рано или поздно умереть и впасть в руки Судьи? Но отлагательство приносит утешение? Какое же утешение – ежедневно ожидать наказания и мучения? Если ты хочешь получить какое-либо утешение от этого отлагательства, то покажи исправление, которое есть плод покаяния. Если ты думаешь получить некоторую отраду из отлагательства наказания, то гораздо больше пользы не подвергнуться наказанию. Итак, воспользуемся этим отлагательством для совершенного избавления себя от предстоящих зол. Ни одна заповедь не тяжка и не прискорбна; напротив, каждая легка и удобоисполнима, так что, если бы мы имели искреннее желание, все могли бы совершить, хотя бы подвержены были бесчисленному множеству грехов. Манассия дерзнул на ужасные преступления, потому что свои руки простер на святыню, внес в храм мерзости, город наполнил убийствами, и другие непростительные совершил беззакония. И, однако, после таких великих преступлений, он все загладил. Каким же способом? Покаянием и добрым изволением.

   5.  Нет, подлинно нет ни одного греха, который бы не покорился и не был бы преодолен и побежден силой покаяния, или справедливее, благодатью Христовой. Лишь только мы успеем обратиться, Он уже нам помогает. И если хочешь быть добрым, никто не препятствует, – или лучше, диавол хотя и старается препятствовать, но не может, когда сам ты избираешь лучшее, и таким образом самого Бога делаешь своим защитником. Но если ты не захочешь и воспротивишься Богу, то как Он будет твоим заступником? Он хочет, чтобы ты получил спасение не по принуждению и насилию, но по свободной воле. Если и ты, имея слугу, который тебя ненавидит, отвращается и часто от тебя бегает, не захотел бы держать его, не смотря на то, что ты имеешь нужду в его служении, то тем более Бог, Который все делает не по Своей какой-либо нужде, но для твоего спасения, не захочет тебя насильно удерживать. Напротив, лишь только изъявишь расположение, то никогда тебя не захочет оставить, что бы дьавол ни замышлял против тебя. Итак, мы сами бываем виновниками собственной своей погибели, потому что не приступаем к Богу, не молимся Ему, не призываем Его подобающим образом. А если и приступаем, то делаем это так, как бы не думали получить, – не с подобающей верой все делаем, не с усильным молением, а нерадиво и беспечно. Между тем Бог хочет, чтобы мы Его просили, и если ты просишь, являет тебе великую милость. Это единственный Должник, Который, когда мы просим Его, оказывает нам милость и дает то, чего мы не давали Ему в заем. Если Он усмотрит, что проситель неотступен, то дает и то, чего не получил от нас. Но если просят Его с нерадением, то и Он медлит – не потому, что не расположен дать, но потому, что Ему угодно, чтобы мы Его умоляли. Потому Он и представил тебе в пример друга, ночью пришедшего и просящего хлеба, и судью, Бога не боящегося и людей не стыдящегося. И не ограничился этими примерами, но и засвидетельствовал тоже самыми делами, когда финикийскую женщину отпустил с обильными даяниями. На ее примере показал, что усиленно просящим Он дает и то, чего бы не надлежало давать. «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мк.7,27), – и, однако, дал за ее неотступную просьбу. А на примере Иудеев показал, что беспечным не дает и их собственности. Потому они не только ничего не получили, по и лишились того, что им принадлежало. Они, потому что не просили, не получили и принадлежащего им, а финикиянка, за то, что просила усердно, присвоила себе и чужое, – и пес получил то, что принадлежало детям. Столько-то полезно неотступное прошение! Пусть был бы ты даже пес, но если станешь неотступно просить, то будешь предпочтен беспечному чаду. В чем не успевает дружество, того достигает усиленная просьба. Итак, не говори, что Бог – мой враг, потому и не выслушает меня. Он, если неотступно будешь умолять Его, тотчас ответить тебе, если не по твоей близости к Нему, по крайней мере, ради твоей неотступной просьбы. Ни вражда, ни безвременность, ни иное что не будет служить препятствием. Не говори: я недостоин, и потому не прошу. И сирофиникиянка была такова. Не говори: я многогрешен, и потому не могу просить разгневанного; Бог не на достоинство смотрит, но на расположение. Если уж вдова преклонила начальника, Бога не боявшегося и людей не стыдившегося, то тем более непрестанная молитва привлечет к себе благого. Пусть ты не друг Богу, пусть просишь не должного, пусть ты расточил отеческое наследство и долгое время находился в отсутствии, пусть ты приходишь к Нему лишенным чести и как худший из всех, пусть являешься к разгневанному и негодующему; только возымей намерение молиться и возвратиться к Нему, – все получишь, и гнев и осуждение тотчас истребишь. Но вот, я молюсь, скажешь ты, – и нет никакого успеха! Это потому, что ты молишься не как сирофиникиянка, или друг, пришедший не вовремя, – не как вдова, непрестанно нудящая судью, и сын, расточивший отцовское имущество. Если бы ты так же молился, то скоро бы получил. Хотя и раздражен Бог, но Он – Отец; хотя и разгневан, но чадолюбив, и одного только ищет – не того, чтобы наказать тебя за обиду, но того, чтобы видеть тебя обратившимся и молящим Его.

   6.  О, если бы и мы так воспламенялись, как согрето благоутробие Божье любовью к нам! Огонь этой любви ожидает только случая, и если малую искру приложишь к нему, то возожжешь великий благодающий тебе пламень. Господь печалится не о том, что обижен, но о том, что ты дерзок и неистовствуешь подобно пьяному. Если мы, будучи злы, печалимся о детях, не смотря на причиняемые нам от них обиды, то Бог ли, Которого нельзя обидеть, будет гневаться на тебя за то, что досаждаешь Ему? Если мы, любя естественной любовью, печалимся о детях, то тем более и вполне естественно чадолюбивый печалится о нас. «Забудет ли женщина свое грудное дитя, чтобы не пожалеть сына своего чрева? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя», – говорит Господь (Ис.49,15). Итак, приступим к Нему и скажем: «так, Господи, но и псы едят крохи, которые падают со стола их господ!» (Мф.15,27) Будем обращаться к Богу вовремя и не вовремя; или вернее сказать, не вовремя обращаться к Нему никогда нельзя. Обращаться не вовремя – у Него значит не всегда обращаться. Того, Который всегда желает давать, вовремя всегда просить. Как дыхание никогда не бывает не вовремя, так и прошение; но напротив непрошение – не вовремя. Как мы имеем нужду в дыхании, так и в Его помощи, и если захотим, то удобно привлечем Его к себе. И пророк, показывая и свидетельствуя, что Бог всегда готов благодетельствовать, говорил: «как утреннюю зарю обретем Его» (Ос.6,3). Сколько бы раз ни обращались мы к Нему, увидим, что Он всегда ожидает прошений от нас. Если же из источника Его милостей мы ничего не почерпаем, то вся вина наша. Укоряя иудеев, Он говорил: «Милость же Моя как утренний туман и как роса скоро исчезающая» (Ос.6,4). Эти слова имеют такой смысл: хотя Я, со своей стороны, все исполнил, – но как знойное солнце при самом восходе прогоняет и облако и росу, так и вы своей великой злобой останавливаете Мой неизреченную щедрость. Впрочем, и здесь вместе действует промысл: как скоро Бог усматривает нас недостойными благодеяний, удерживает их, чтобы они не сделали нас беспечными. Если же мы хотя бы немного повернемся, т. е., столько, сколько нужно для того, чтобы узнать, что мы согрешили, – тогда весьма богатые и обильные изливает Он на нас милости. И, чем больше ты приемлешь от Него, тем более Он радуется, и более обильные готовит нам новые благодеяния. Наше спасение и щедрые дары просящим Он считает Своим богатством. Так говорит об этом и Павел: «один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его» (Рим. 10,12). Но когда мы не молим, тогда гневается; когда не просим, тогда отвращается. Для того Он и обнищал, чтобы нас сделать богатыми; для того все претерпел, чтобы нас побудить к молитвам. Итак, не будем отчаиваться. Но, имея такие побуждения, такие добрые надежды, если и каждодневно согрешаем, будем приступать с прошением, молением и требованием отпущения грехов. Таким образом, и на грех будем уже более косны, и дьавола прогоним, и милосердие Божие призовем, и будущих благ достигнем благодатию и человеколюбием нашего Господа Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

_____________________________

[1] «Яко нам произволяти благое, все бо Бог исправляет: и яко всегда и сильне у Бога просити духовных благ.» (по издан. Свт. Иоанн Златоуст. «Беседы на Матфея Евангелиста». Ч.1. М., 1781.  Нравоучение 22-е)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s