12.3. Беседа на слова: «иже сотворит и научит…»

Из  беседы  на  слова:  

«иже сотворит и научит, сей велий наречется 

в Царствии небеснем»  (Матф. 5, 19). *

________

  «…ныне разсмотрим только сии Евангельския словеса: иже аще сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии небеснем  (Матф. 5, 19).

   Добродетельное дело есть плод свободного нашего произволения; поучение же не токмо свободное есть дело, но и сопряженное с наукою. Положим, что неученый человек захотел бы учить: но как он может учить, не имея дара просвещения? Видим мы, яко Господь соединил творение и учение, и показал, что тот есть велий в небесном Царствии, который обоя из сих сотворит; видим также и то, что Бог не всем, но токмо некоторым даровал талант премудрости: почему же убо великия награды определяет тому, который не токмо творит добродетель, но и научает оной? Если так скажем, что Бог не всякому хощет быть великим в Своем царствии, но тем только, коих отличил сокровищем премудрости: сие не сходно есть как с Его правосудием, поколику все мы равныя Его есмы творения, так и с безпредельною Его благостию, поколику Он всех равно любит. Сие мнение кажется быть великим, однако суть довольныя решения к убеждению каждаго вернаго человека.

      Бог разделил талант, то есть Божественныя Свои дарования, сообразно каждаго силам. И как мы не полагаем две меры в тот сосуд, который едину токмо вмещает: так и Бог никогда не дает двух талантов тому человеку, который в силах бывает иметь един токмо. Какая же сему причина? Ибо как ломкий сосуд, если сверх меры принужденно полагается в него вещества, сокрушается; так вредно будет для слабаго человека, если Бог даст ему талант, превышающий его силы: и овому убо, пишется, даде пять талант, овому же два, овому же един, комуждо противу силы его (Матф. 25, 15). И поколику есть праведен, то и требует приумножения тех только талантов, каковые Он тебе дал, а ты получил; и если каждый преумножает полученное им, Он, будучи всеблагим, воздаст равно и много, и мало приявшим и приумножившим: добре, рабе благий! О мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Матф. 25, 21)! Равно похвалил, и равно вознаградил Бог как пять талантов приумножившаго, так и два. Посему не сомневайся, ниже оскорбляйся, думая, яко меньшую примешь мзду пред получившим и приумножившим  многая. Не вознеради токмо о полученном тобою: Бог же, ведый и яже предал тебе, и количество горячности твоего сердца, воздаст тебе, яко и многая приумножившему.

       Не мни, якобы Бог судил по количеству благих твоих дел, яко имеяй в оных нужду. Всесовершеннейший Творец и Владыка твари не имеет нужды в твоих добродетелях. Рех Господеви: Господь мой еси Ты, яко благих моих не требуеши, сказал Пророк-царь (Псал. 15, 2). Не мысли, якобы царствие, уготованное Богом для творящих волю Его, имело хотя малейшее некоторое равенство с трудами добрых наших дел, ибо оно есть вечное и безконечное, труды же наши, каковые бы они ни были, суть временные и конец имущие. Посему-то Богодухновенный Павел в Послании к Римляном написал тако: непщую бо, яко недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Римл. 8, 18). Требует благих наших дел, и без них никого не спасает, как подтвердил Сам, говоря: и изыдут сотворшии благая в воскрешение живота, а сотворшии злая, в воскрешение суда (Иоан. 5, 29); также и Его Апостол засвидетельствовал, возвестив сие: Иже воздаст коемуждо по делом его (Римл. 2, 6); но за сии воздаяние есть столь высокое и великое, что никаким образом сравнить с делами нашими не можно. Посему спасение и наследование Его царствия есть милость, есть дар, есть благодать: благодатию бо есте спасени чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, да никтоже похвалится (Ефес. 2, 8 и 9). Добрыя дела со стороны нашей открывают токмо случай для Бога, да Он излиет милость Свою на нас.

    То же самое усматриваем мы и в притче домовитаго человека. Нанял, пишется, он делателей в виноград свой, иных в третьем часу дня, а иных в шестом, других же в девятом. И в одиннадцатый час, видев других делателей праздными, сказал им: идите и вы, работайте в моем винограде, и воздам вам должное. Когда же наступило время воздаяния мзды, дал и первым, и вторым, и третьим, и самым последним, — то есть работавшим один токмо час, — равную мзду, то есть по единому пенязю, что видя, первые возроптали, говоря: Господи! сии последние един токмо час трудились, и ты дал им равную мзду с нами, претерпевшими тяготу и вар чрез целый день. Господин же так им ответствовал: я не обидел вас: по единому пенязю в совещалися со мною, по единому и получили. Мне же угодно и сему, последнему,  столько  же дать, сколько и вам, первым. Или я не имею власти во своих вещах творить по хотению моему? Хощу же и сему последнему дати якоже и тебе: или несть ми лет сотворити, еже хощу, во своих ми (Матф. 20, 14 и 15)? Сие приточное слово что другое являет, если не то, что Бог хощет нам преуспевать в добродетели, так как сие есть знаком благочестия и искренности нашея души, и ни мало не взирает на количество наших трудов, но на расположение и горячность нашего сердца.

    Сидел однажды Богочеловек Иисус прямо к сокровищному хранилищу, то есть пред тем влагалищем, в которое каждый для жертвования Богу бросал денег, сколько хотел. Видел же тамо приходивших богатых, многая вметающих в сокровищехранительницу. Но одна убогая вдовица, пришедши, ввергнула тамо две лепты; тогда Иисус, призвав учеников Своих, показал им, что та убогая вдова ввергнула в сокровищехранительницу более всех прочих: аминь глаголю вам, яко вдовица сия убогая множае всех вверже вметающих в сокровищное хранилище (Марк. 12, 43). Авраам не принес на жертву своего сына, но токмо простер свою руку для заклания онаго, и Бог вменил его послушание за совершенную жертву: ныне бо познах, яко боишися ты Бога, и не пощадел еси сына твоего возлюбленнаго Мене ради (Быт. 22, 12). Закхей пожелал, токмо видеть Иисуса Христа, и влез на смоковницу, да Его узрит: Иисус же Христос, Закхее! сказал ему: потщався слези, днесь бо в дому твоем подобает Ми быти (Луки. 19, 5). Мытарь бил токмо в перси свои, говоря: Боже, милостив буди ми грешнику (гл. 18, 13), — и вышел в дом свой оправданным. Един токмо сей глас разбойника: помяни мя Господи, еда приидеши во царствии си (гл. 23, 42), отверз ему рай. Приемляй пророка, сказал Господь, во имя пророче, мзду пророчу приимет: и приемляй праведника во имя праведниче мзду праведничу приимет: и иже аще напоит единого от малых сих чашею студены воды, токмо во имя ученика, аминь глаголю вам, не погубит мзды своея (Матф. 10, 41 и 42). Слышите ли? Ради единой чаши студеной воды, ради единаго токмо благаго намерения, воздаст Бог, хотя бы дела и не были нами совершены; хотя бы, то есть, истинный Пророк, либо праведник, либо ученик Христов был тот, коему мы добро сотворили, хотя бы не был таковым в самом деле, но носил бы только имя, – мы получим мзду так, как за истиннаго Пророка, либо праведника, либо ученика Христова.

  Но что в сем решении вышепредложеннаго сомнения? Сим доказывается истина? Сие ли удовлетворение любопытному умственному оку? Если Бог не взирает на количество добродетелей, но на сердечное расположение; если Бог не смотрит на дела, но на намерение; если Бог не судит по начинанию, но по душевному расположению: убо кто не научит, не может быть добродетельнейшим. Точно так; ибо во первых, учение бывает двояким образом: либо словами, либо делами. Притом учение, бываемое от дел, есть довольнейшее пред словесным учением. Хотя язык не разверзается добродетельнаго человека, не имущаго дара премудрости; не молчат однако добродетельныя его дела, и глас сих есть гораздо славнейший устнаго словеси. Свет его дел просвещает гораздо более, нежели свет риторскаго искусства; ибо риторское слово касается токмо слуха, а добрый пример проницает сердце. Добрыя дела великое имеют сходство с солнцем. При восходе солнца освещается земля: при явлении  добрых  дел  просвещаются  человеческия сердца. И сей-то, то есть пример добрых дел, есть тот свет, о котором Господь наш сказал: тако да просвтетится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже есть на небесех (Матф. 5, 16). Слышиши ли? Добрыя дела суть учители, они-то суть и учение, наставляющее человеков к обращению и покаянию: сии-то восперяют умственное их понятие к истинному прославлению Бога.

    Во вторых, кто истинно преуспевает в добродетельных делах, таковый без сомнения и намерение имеет, и от всего сердца желает научить других вере и добродетели. Ибо какую бы он имел добродетель, чтобы чуждым был намерения и желания пользовать ближнему, чтоб, то есть, не имел любви? Мы сами видели, что Бог и намерение Закхеево, и предприятие Авраама, и желание приемлющаго Пророка во имя пророче вменил за совершеннейшия дела и совершеннейшия дела и совершенныя добродетели. Бог убо, прияв намерение и желание праведнаго человека вместо учения, воздаст ему яко учителю веры и проповеднику добродетели.

     В третьих, Господь наш не сказал тако: тот, кто взыдет на кафедру и произнесет красноречивое слово и учение, исполненное мирския приятности, или тот, кто напишет нравоучительныя писания, исполненныя мудрости и толкования Божественнаго Писания, блестящия многоученостию и красивым слогом; но сказал: иже аще сотворит и научит. Учение бывает и простое и краткое и  некрасноречивое. Но кто же бы был таковый человек из числа боящихся Бога и хранящих Его заповедания, который, хотя бы был неучен и не красноречив, не отверз бы когда уст, своих, тако научая своего ближняго: брате, не буди преклонен в вере; брате, не согрешай и не прогневляй Бога; брате, даждь милостыню бедному? И сии-то простыя и краткия слова составляют учение; и сие-то суть те два вдовицы лепте, якоже и тоя Богу приятная. Ибо как та, от лишения своего, вся, елика имеяше, вверже, все житие свое (Марк. 1, 44); так и неученый добродетельный человек, произнесши таковое вся от лишения своего, елика имел, сказал и открыл все сокровище своей мудрости. Бог же, поколику есть праведен, и правды возлюби, правоты виде лице Его (Псал. 10, 7), исчисляет же и власы главы нашея, то есть, судит и взирает на самыя малыя и различныя бывающия наших дел обстоятельства: того для приемлет малое за великое, и простое и неискусственное за мудрое искусственное.

    Но если, скажешь, может учить и неученый, и получит учительскую мзду: убо безполезно есть учение. – Напрасно Бог умудрил Соломона, напрасно премудрыми явил Апостолов; тщетно трудятся и те, кои изливают пот для приобретения премудрости? Талант премудрости, брате, есть небесный дар, который Бог вручает нам, да посредством его приобретаем все нужное и полезное в сей нашей жизни, и познаем истинное благочестие, и доставив пользу Церкви, братству, отечеству, приимем воздаяние вечнаго Царствия. Святый человек неученый не может таковых учинить дел, каковыя может святый человек, просвещенный и ученый. Таковый излагает смысл Божественнаго Писания, таковый объясняет догмат веры, таковый возвещает действие Святых таин, отражает еретическия злохуления, объясняет Божественные законы, обращает неверных, пишет нравственныя наставления учения Иисус-Христова. Таковый пользует не токмо в сей жизни, но и по смерти, своими сочиненными книгами. Свидетелями сказаннаго суть, во первых, богопроповедники Апостоли, по сих Афинский Иерофей и Дионисий Ареопагит, Иустин Философ и Ириней Лугдунский, священномученик Киприан и Евстафий Антиохийский, Афанасий Александрийский и Василий, небоявленный Григорий, Кирилл, Амвросий, Златоустый, Епифаний и все, приявшие от Бога дар премудрости. Все сии что учинили, того не могли учинить ни простый Павел, ни Великий Антоний, ни Савва освященный, ни Евфимий пустыноначальник, ниже другие, прославившиеся своими токмо добродетельными делами. Но хотя сии того, что те, не исполнили не потому, что не хотели, но поколику Бог, ведый тайная человеков, не даровал им талантов премудрости; однако показали свою ревность не менее тех. Ибо и сии пользовали своему ближнему не токмо святым своим примером, но и простым увещанием и наставлением.

     Но сие скажешь паки: велий наречется в царствии небеснем, означает не равенство, но неравенство и отличность; ибо если сотворивый и научивый наречется велиим, сотворивый же, но не научивый, малым; притом сие, велий и мний, не другое что показывает, как токмо преимущественную праведников пред праведниками славу: явствует, что вящшей славы удостоивается праведный ученый, нежели праведный неученый. Мы, слыша Пророка Исаию глаголющаго: дам им в дому Моем и во ограде Моей место именито, лучшее от сынов и дщерей, имя вечно дам им, и не оскудеет (Исаия 56, 5); также и Господа Иисуса Христа, научающаго и глаголющаго: в дому Отца Моего обители многи суть (Иоан. 14, 2), веруем исповедуем, яко многия суть степени Божественныя славы, что каждый из верующих удостоивается высшаго или низшаго, по достоинству добрых своих дел, как Сам же  Он чрез уста Апостольския сказал, яко воздаст коемуждо по делом его (Римл. 2, 6); и как из Писания, так и из примеров, сущих в Священном Писании, без всякаго сомнения заключаем, что Бог таковое различие в славе не токмо творит, судя по приумножению единаго таланта, но и по соотношению к вере, произволению, желанию, намерению, ревности и ко всем добродетельным делам. И кто по соотношению ко всему превосходит других, тот вящшей пред прочими удостоивается славы и блаженства. Если, например, учитель Златоустый превзошел неученаго Павла не токмо делами своея мудрости, но и прочими добродетелями: Златоустый имеет отличное место и вящшую пред Павлом славу в дому небеснаго Отца. Но если преимущество Златоуста по учению соответствует другим Павловым добродетелям; оба сии, имея равныя добродетели, равныя имеют и места и обители. И напротив, если Павел добродетельными делами превосходит Златоуста, Павел имеет преимущество в царствии небеснем.

      Учит, что другое значит, если не добродетель? Что другое, если не любовь к Богу и ближнему? Поколику убо учение есть добродетель, того для Бога оное сравнивает и сносит с другими добродетелями. Возвысил же Бог сию пред другими добродетелями, говоря: иже аще сотворит и научит; ибо естьдобродетель великая и трудная. Великая, понеже многих неверных обращает от неверия в веру, и многих грешников от греха к добродетели. Сие же есть столько приятно пред Богом, что Он Сам сказал чрез уста Иеремии: аще изведеши честное от недостойнаго, яко уста Моя будеши (Иерем. 15, 19); также и чрез Апостола Иакова: обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти, и покрыет множество грехов (Иаков. 5, 20). Трудная же, ибо научающий троякой подлежит опасности: в разсуждении гордости, ибо удобно вкрадывается и обладает умом таковаго гордый помысл, представляющий его премудрым; вразсуждении злоучения, ибо удобно может, либо по произволению, либо по гонению, научать, вместо правых, догматам развращенным и несообразным Божественному закону; вразсуждении Божественнаго обличения, ибо часто, научая других, сам того не творит. Но вот сколь строго Богоглаголивый Павел обличает таковых учителей: научая убо иного, себе ли не учиши? проповедая не красти, крадеши: глаголяй не прелюбы творити, прелюбы твориши: гнушаяся идол, святая крадеши: иже в законе хвалишися, преступлением закона Бога безчествуеши (Римл. 2, 21-23). Ведав таковую трудность, брат Господень Иаков хотя и превознес плоды учения, однако советует не многим приниматься за учительскую должность: не мнози учители бывайте, братие моя, ведяще, яко большее осуждение приимем: много бо согрешаем вси (Иаков. 3, 1 и 2).

     Да и Сам Богочеловек вопервых так сказал: «иже аще сотворит, потом — и научит: для того, да сим покажет, что вопервых должно успеть в добродетельных делах, потом сим и других учить. Никто убо не согрешай, либо нерадя о прочих добродетельных делах, а стараяся токмо о научении других, либо так думая, что едино учение сотворит его великим в небесном Царствии, либо скорбя о том, что не имеет дара учения. Старайся же всяк вопервых себя научить, и сотворить благоугодная пред Богом; потом, имея талант премудрости, приумножить сей правым учением, не имея же — несоболезнованием. Довольно для сего намерения, ревности и попечения о сем, довольно для сего наставлений добраго твоего примера и единаго простаго и краткаго увещания. Поколику же таковым образом есть возможность каждому научать других, того для Господь и Владыка всех, источник премудрости и правды и благости, так сказал: иже аще сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии небеснем (Матф. 5, 19)».

_______________

*  Беседа по Евангелии от Матфея в неделю святых отцев 4 Вселенского Собора.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s