11.1. Мф. гл. 5

НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ

(в  толковании  византийского 12 века 

ученого греческого монаха и философа

ЕВФИМИЯ ЗИГАБЕНА

составленная  по древним святоотеческим толкованиям).      

      ________________________________

Глава пятая

    5, 3.   Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное.

        (Господь наш Иисус Христос) не сказал: нищие имуществом, но   н и щ и е   д у х о м,   т. е. смиренные душою и желанием, называя это духом. Не тот блажен, кто смиряется каким-либо несчастьем, потому что ничто непроизвольное не доставляет блаженства.  Н и щ и м   же  (πτωχοζ)  назвал здесь смиренного, от греческого слова  (κατεπτηχεναι),  что значит убояться, или быть устрашенным, — потому что смиренномудрый всегда боится Бога, как будто никогда не благоугодивший Ему. Смотри, какое основание Он полагает для Своего учения. Так как высокомудрие низвергло дьявола, унизило первосозданного, который думал, что он станет Богом после того как вкусит от древа, и сделалось, таким образом, корнем и источником всех зол, — то приготовляет противоположное ему лекарство, смиренномудрие, и полагает его корнем и основою добродетелей, так что, в случае пренебрежения им, все остальное, хотя бы достигло неба, отнимается и пропадает, как показано на примере фарисея. Вполне соответствующая и награда за него: именно за величайшее бесчестие воздается честь высочайшая, больше которой и найти невозможно. Под видом блаженств привел эти заповеди, делая Свое слово более удобоприемлемым. Нужно было вначале кротко беседовать с ними, и таким образом мало-помалу переходить к заповедям. Почему не сказал Он – смиренные, но нищие? Потому что последнее больше первого. Есть много видов смиренномудрия. Один бывает смиренным в достаточной мере, а другой – в превосходной. Это последнее похваляет и блаженный Давид, говоря: сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50, 19).

     4.  Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Так как все считали блаженны радующихся, а несчастными печалящихся, то Он с корнем вырывает такое предложение. Плачущими Он называет не просто плачущих, а плачущих о грехах. Постыдно и непозволительно плакать о житейском деле. Апостол Павел говорит: печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть. (2 Кор. 7, 10). Каким образом в другом месте ап. Павел говорит: радуйтеся всегда о Господе (Флп. 4, 4)? Потому что и здесь он говорит о радости, которая происходит их печали. Печаль имеет своим последствием радость. Подобно тому, как после сильного дождя обыкновенно бывает ведренная погода, так и после того, как прольются слезы, наступает спокойствие и радость души. Этим словами высказывается желание, чтобы мы плакали не только о своих грехах, но и о чужих; такова была душа Моисея, Давида, Павла и других. Утешаться, т.е. возрадуются. Где? И здесь и там. Здесь, в надежде искупить плачем свои грехи, а там, не только вследствие прощения, но и блаженства. Оплакивающие умерших детей или жен не обнаруживают любви ник имуществу, ни к своему телу, не желают ничего другого в это время печали, не ожесточаются обидами, не овладеваются никакою другою страстью; тем более не делают ничего такого те, которые оплакивают свои прегрешения, как должно оплакивать.

5.  Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Так как в древности люди особенно заботились о наследовании земли, то Он и поставил ее наградою за добродетель. Некоторые разумеют здесь землю духовную на небе, но Златоуст говорит, что Он положил в награду и чувственную землю, ради более грубых людей, которые ищут скорее чувственного, чем духовного. Обыкновенно во всем Евангелии высказываются побуждения к добродетели отчасти чрез будущее, отчасти чрез настоящее; но когда оно полагает духовные награды, не лишает чувственных, и наоборот, когда обещает чувственные, не исключает духовных. Ищите же – говорит,   прежде Царства Божия и правды Его, и все это и т. д., приложится вам. (Мф. 6, 33). И опять: нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, и т. д., и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной. (Лк. 18, 29, 30). Кроткими называются не те, которые совершенно не гневаются, – ибо такие – бесчувственны, – а те, которые чувствуют гнев, но сдерживают себя и гневаются, когда должно; как и Давид говорит: гневаясь, не согрешайте (Пс. 4, 5).

6.  Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

Намереваясь говорить о милостыни, уничтожает заранее любостяжание, чтобы милосердие было чисто, так как правда противоположна любостяжанию. Сказал: алчущие и жаждущие вместо: сильно желающие, чтобы сильная любовь к любостяжанию, обращенная к правде, уничтожила его. Насытятся, разумеется: всяким добром. Так как любостяжательные кажутся богатыми и сытыми, то посему говорит, что праведные еще более насытятся.

7.  Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Богом, конечно; и не только в такой мере, в какой сами помиловали других. Какое различие между злом и добром, или лучше – между человеком и Богом, такое же различие между человеческим и Божеским милосердием. Не только имуществом должно оказывать милость, но и словом и, если ничего не имеешь, хотя слезами. Многоразличен образ милостыни, и широка эта заповедь. Будут помилованы здесь людьми, а там Богом.

8.  Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Под чистыми сердцем разумеет тех, которое не сознают за собою никакого лукавства или сохраняет свое сердце незапятнанным от сладострастия, что ап. Павел называет святостью, говоря: старайтесь иметь мир со всеми и святость без которой никто не увидит Господа. (Евр. 12, 14). Узрят Бога, насколько возможно для человеческой природы. Поставил это блаженство после блаженства о милостыни, потому что многие, достигаю правду и совершая милостыню, одолеваются страстями. Посему показывает, что не достаточно одних только этих добродетелей. Чистые сердцем – суть целомудренные: святости, т.е. целомудрия, без которой никто не увидит Господа. (Евр. 12, 14). Как зеркало тогда отражает образы, когда оно чисто, так душа только чистая воспринимает образ Божий.

9.   Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

Те, которые не только сами не производят раздоров, но и других враж­дующих приводят к миру. Сынами Божиими нарекутся, как подражающие Единородному Его Сыну, делом Которого было соединить разъединен­ное и примирить враждующее. Миротворец может быть блажен, как примиривший желания своей плоти с желаниями души, и как подчи­нивший худшее лучшему. Они не только сами имеют мир со всеми, но и других враждующих примиряют. Миротворцы также те, которые обращают к Богу посредством учения врагов Его; они также суть сыны Божий, потому что и Единородный Сын примирил нас с Богом.

10.  Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

Под Царством Небесным одни разумеют жизнь на небе, дру­гие — состояние, равное ангельскому на небе, третьи — образ Боже­ственного созерцания, который дается соответственно правде каждого, четвертые — благодатное сообщение тех благ, которые по природе свой­ственны Богу. Из них третье и четвертое называют и Царством Божиим. Сказал это, чтобы не думать, что мир всегда и везде есть нечто прекрасное. Правдою здесь назвал вообще всякую добродетель. И если за этот подвиг назначил в награду Царство Небесное, однако ты не негодуй на них, как бы получающих чужую награду. Хотя по видимому различны указанные воздаяния, по причине различия названий, но все они обозначают Царство Небесное. Все, которые удостоились их, на­слаждаются также Царством Небесным; посему и все названы блажен­ными. Не одни мученики терпят изгнание, но и многие другие за по­мощь обижаемым и всякую вообще добродетель, потому что под прав­дою разумеется всякая добродетель. Хотя и злодеи, и убийцы терпят изгнание, но они не блаженны.

11.  Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать. И всячески неправедно злословить за Меня.

Направляет Свою речь к присут­ствующим апостолам, показывая, что учителям свойственно быть по­носимыми. А чтобы ты не думал, что всякий злословимый блажен, при­бавил два ограничения, именно: чтобы злословие было ложное и терпе­лось за Христа; а если это бывает не так, то злословимый скорее несча­стен. Что может быть удивительнее этих увещаний, когда всеми избе­гаемое становится для всех желательным, ради величия наград? Пред­писавший жестокое и противоречащее обычаю всех до того времени людей, однако и убедил, и убеждает почти всю вселенную.

12.  Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах.   Радуйтесь и веселитесь духом все поносимые, и преследуемые, злословимые, как сказано. Говоря же: велика ваша награда на небесах.  приводит и другое утешение. Претерпевать поношения — дело великое и весьма трудное. Посему и Иов, претерпев другие испытания, особенно был смущен тогда, когда его поносили друзья, как страдающего за грехи.

12. Так гнали и пророков, бывших прежде вас. От­сюда ясно, что слова: блаженны есть… и т. д. собственно сказаны к учени­кам, и чрез них и ко всем, кто будет подражать ученикам Его. Так гнали и пророков, бывших прежде вас. Как это так? Разумеется понося, изгоняя и ложно злословя их, ради Бога. Как вы посылаетесь Мною проповедовать то, что Я скажу, так и они были посланы Богом. Говоря: пророков, бывших прежде вас, показывает, что и они будут пророчествовать. Если для тех не было непристойно страдать за Бога, то тем более вам. Таким сравнением их с пророками ободрил их умы. Обрати внимание на то, после скольких заповедей поставил блаженство об изгнании ради правды, и блаженство о поношении, преследовании и злословии, показывая, что вступающему в такую борьбу необходимо укрепиться всеми предыдущими заповедями. Посему, воспользовав­шись определенным порядком, соткал нам золотую цепь. Всякий смиренный духом будет оплакивать свои прегрешения; оплакивающий будет кротким; кроткий будет, конечно, праведным; праведный будет милостивым: осуществивший все это на деле будет также чист сердцем и таковой будет и миротворцем; кто шел с успехом даже доселе, то подвергнется опасностям, но великодушно перенесет все, что ни посте дует. Напомнив то, что следовало, опять ободряет их похвалами.

13. Вы соль земли. Землею назвал здесь людей, как образованных из земли. Он как бы так говорит: все люди сделались гнилыми от грехов, испортившись от влаги страстей; посему вы, избранные мной для врачевания этой порчи всего мира, составляете соль людей, потому что вы получаете от Меня разумную силу обуздывать их и сдерживать и убивать невидимых червей, т. е. страстные помышления, и охранял от зловония прегрешений. Пророки были посланы к одному народу; а вы – соль для всей земли, учением обличая и сдерживая распутных, что­бы они не произвели вечных червей. Не пренебрегайте же строгостью обличений, хотя бы вы и подверглись гонениям. Посему говорит: Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Если учащий обуяет, т. е. не обличает, не сдерживает, но станет слабым, то чем осолится, т. е. испра­вится? Итак, с того времени выбрасывается вон из учительского досто­инства, и попирается, т. е. презирается.

13.  Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Обуяние соли есть ослабление ее действия. Итак, говорит: смотрите, какое служение пору­чается вам, и постарайтесь, чтобы не ослабеть вследствие преследова­ний, поношений и злословий, как прежде сказано, и чтобы не потерять полезного действия. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою, т.е. если вы ослабеете, или потеряете полезное действие, то какою другою солью вы осолитесь, или поправитесь, как сказал Марк (9, 50). Вы — отборная соль, и нет еще другой такой. Так как вы избраны на такого рода служе­ние предпочтительно пред всеми другими, то тем более должны быть внимательными, чтобы не могли вас обвинить в слабости и бездей­ствии, а также в погибели тех, которые стали гнилыми, как сказано.

13. Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Ни на что больше не пригодна указанная соль. потерявшая силу, как только на то, чтобы быть выброшенною вне Гос­поднего двора и попираемою, т. е. презираемою людьми.

14. Вы — свет мира. Миром опять назвал людей, живу­щих в мире, — между тем как они покрыты мраком заблуждения. Вы, говорит, избраны для того, чтобы быть для них светом, и чтобы осве­щать духовные их глаза светом учения и познания, и руководить их по прямому пути Богопочитания. Итак, два служения поручено им — быть солью и светом; прежде нужно защитить от гниения, потом на­учить.

14. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. Чрез это и следующее уподобление побуждает их к совершенству и чистоте жизни и повелевает им быть твердыми в борьбе, так как они будут положены пред глазами всех людей и будут подвизаться на театре вселенной. Не может, говорит, укрыться город, стоящий, и вы не можете ук­рыться, положенные на высоте учения. Посему, будьте внимательны, чтобы вам управиться, и взирающим на вас представить прекрасный образ жизни и учения.

15. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечник, и светит всем в доме. Следовательно, и Я воспламенил вас светом Богопознания не с тем, чтобы сокрыть вас; но вот, Я полагаю вас на подсвечнике, т. е. на высоком месте учения, чтобы вы освещали всех, находящихся во вселенной.

16. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрыя дела и прославляли Отца вашего Небесного. Говоря: да светит,не повелевает выставлять напоказ добродетель, но исполнять ее на деле, а она уже сама по себе обыкновенно светит, и распространяется наподобие благовонного мира. Посему чистота ва­шей жизни и учения пусть светит пред людьми не ради человекоугодия, но чтобы они видели ваши добрыя дела,в поступках и словах, и пусть подражают им. Кроме того, да прославляли Отца вашего Небесного, т. е. Бога, Которому вы усыновлены чрез веру; а Его сыновья — Мои братья. Восхвалят Его, как учредившего такую жизнь. Конечно, Сам Христос учредил ее, но Свои дела Он часто приписывает Отцу, как и после увидим, конечно, воздавая этим честь Отцу и вместе показывая, что Он составляет одно с Ним как по природе, так и по воле. Когда вы совершаете, говорит, добрые дела, то пусть от них светит вам свет, и он обыкновенно светит сам собою, исходя от добрых дел, хотя бы никто не распространял его.

17. Не думайте, что Я пришел нарушить Закон или Пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Так как Он должен был узаконить некоторые предписания — большие тех, которые были в Ветхом Заве­те, говоря: Вы слышали, что сказано древним: не убивай; кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит судуи т.д. (Мф. 5, 21, 22), и желал про­ложить путь как бы божественной и небесной жизни, то, чтобы некото­рые не подозревали, по причине необычайности, что Он, узаконяя новое, уничтожает старое, и не считали Его противником Богу, – заранее врачует это подозрение. Но посмотрим, как Он исполнил Закон и Про­роки. Он исполнил пророков, совершив на деле все, что о Нем пред­возвестили они. Посему при каждом пророчестве евангелисты приба­вили: «да сбудется реченное пророком». Закон Он исполнил, с одной стороны, тем, что не нарушил ни в чем его предписаний; Он сказал Иоанну: ибо так надлежит нам исполнить всякую правду (Мф. 3, 15); с другой стороны, тем, что прибавил пропущенное. Так лучше всего по­нимать эти слова. Между тем как Закон удерживает от совершения греха, Христос запретил самые основы его. Убийство есть плод греха, а корень его — гнев; если кто не уничтожил корня, то он когда-либо произведет свой плод. Очевидно, что заповедь, запрещавшая убийство, была несовершенна; Христос восполнил ее, заповедуя не гневаться. То же найдем дальше и по отношению к другим заповедям. И почему древний Закон был несовершен? Потому что евреи были жестоковыйны и не сносили тяжелого ярма. Посему их, как младенцев в добродетели, поил молоком, а нам, как мужам, предложил твердую пищу. Как же это Христос в другом месте сказал: иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11, 30)? Потому что его облегчает воздаяние за труды и величие наград. Закон исполнителям его обещал дать земные блага, а Христос – блага небесные. И иначе: Христос не разорил, а исполнил древний Закон. Этот последний не был противоположен Евангелию, а скорее был путем к нему, провозвестником его, тенью и образом. С пришествием Евангелия, он исполнился и прекратился, как прекращается ночь при появлении дня, как тень, при набрасывании красок. Воспитатель должен был уступить место учителю. И еще иначе: Христос исполнил Закон, так как сохранил его предписания, и прекратил, как покрыл несовершенное совершенным. Отсюда евангельские заповеди не противоречат предписаниям Закона, но согласуются с ними. Закон есть начало, а Евангелие — исполнение.

18. Ибо истинно говорю вам. Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из Закона, пока не исполнится все. Слово аминь есть наречие утвердительное, обозначающее то же, что истинно. Смысл последующих слов — такой: пока будет стоять мир (это видно из слов: доколе небо и земля), не останется неиспол­ненным даже незначительное предписание закона, до тех пор пока все законное не сделается или не исполнится на деле Мною. Словами: йота или одна черта обозначил самое незначительное, потому что они в числе букв были самые простые, так как легче других начертывались. Йота есть прямая линия, а черта — кривая. Все равно, как Он сказал бы так: доколе не прейдет небо и земля, Я не допущу этого. Так говорил Хрис­тос, утверждая, что Он не разоряет Закона, так как не мог еще сделать того, что он заповедует; до самой смерти Он исполнял его.

19. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном. Малых, не гово­ря уже о больших. Освободив Себя от ложного подозрения, Он устра­шает и полагает большие угрозы относительно будущего Своего законо­положения. Всякий, кто нарушит одну из тех заповедей, которые Я намерен установить, и не только сам нарушит, но и для других послу­жит таким примером (заповеди эти Он назвал малейшими, отчасти по смирению, отчасти для того, чтобы не превозносились исполнители их; вместе с тем научает и нас унижать собственные дела, хотя бы они были велики и значительны), тот назовется малейшим, т. е. последним из всех, ничтожным, отверженным, что равносильно: будет подвергнут наказанию. Царством Небесным в этом месте называет второе Свое пришествие, в котором Он явится Царем всех.

19. А кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном. Смотри, как Он сказал: нужно прежде делать, а потом учить, и не только делать, но и учить. Как достойно порицания не делать, но учить, так, с другой стороны, недостаточно делать, но не учить. Совершенная добродетель состоит не только в том, чтобы быть полезным самому себе, но — и другим. Не научишь правильно тому, чего сам не сделал, и не легко убедишь других сделать то, чего сам не делал, потому что услышишь: врач! исцели самого себя. (Лк. 4, 23).

20. Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.Они учат, но не исполняют, проводя жизнь, которая противоречит учению; а вы долж­ны и учить, и исполнять, чтобы дела согласовывались со словами. Мо­жешь понимать это и иначе. Они смотрят только на конец греха, а вы должны смотреть и на начало его. Книжников и фарисеев разумей здесь исполняющих, а не преступающих закон. Правдою назвал здесь всякую вообще добродетель. Смотри, как и в настоящих словах, и в выше высказанных Он не порицает Ветхого Завета, а скорее возвышает его. Но если он не заслуживает порицания, то почему не спасает тех, кото­рые его исполняют? До самого пришествия Христова он спасал точных исполнителей его, но после, когда дети сделались мужами, когда даро­вана людям обильная благодать, когда весьма великие награды предло­жены для воздаяния за добрые дела (не обещается уже больше облада­ние землею, или земными благами, ни многочисленное потомство или долголетняя жизнь, ни победа над врагами,- но наследие неба и небес­ных благ, усыновление Богу и братство с Единородным Его Сыном, победа над демонами и общение нескончаемого Царства),- то есте­ственно, что великие подвиги требуются от всех, кто желает получить такие награды; и такие именно подвиги имеются в виду при заповедях Христа, возвестившего указанные награды. Соответственно величию наград Он узаконил и величие подвигов.

21 — 22.   Вы слышали, что сказано древним: не убивай; кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду.  (В книге Исход гово­рится: не убей (20, 13), и после еще: кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти (Исх. 21, 12).Наперед смягчив сердца их блажен­ствами и возбудив к добродетели, касается и больших заповедей. Начи­нает с более плотских страстей, т.е. гнева и похоти. Сначала говорит о гневе, затем рассуждает и о похоти. Следует также поискать причины, почему Он не начал с заповеди, которая в Законе поставлена первою. Так как она говорит о Божестве, то следовало бы ее восполнить и при­бавить открыто о Своем Божестве. Но для этого еще не пришло время. Если даже после учения и знамений говорили, что Он имеет беса, хотя открыто Он ничего не сказал о Своем Божестве, то чего не сказали бы и не сделали бы, если бы прежде всего этого Он попытался сказать что-либо такое? И почему открыто не сказал, что Он — Бог? Потому что мог бы смутить слушателей. Если ученики, знающие Его и ежедневно Им наставляемые, видящие Его чудеса и ставшие участниками неска­занного, получившие даже от Него силу воздвигать мертвых,- если они не могли всего вместить до сошествия Святого Духа, то каким образом народ, неразумный и не получивший такой силы, мог не сму­щаться или не подумать, что Он скорее противен Богу и бесстыдно присваивает Себе Его честь? Посему мудро и благоразумно, что, со­вершая чудесные и свойственные Богу дела, Он предоставляет им воз­вещать, что Он — Бог, и что к Своему учению иногда присоединяет слова, показывающие Его Божество. Очевидно, что Он говорит о Себе большею частью со смирением, ради слабости слушателей, так как знал, что откроют это Его дела, каких не совершил никто другой. Говорить о Себе Самом что-нибудь великое — надменно и подозрительно.

Но возвратимся к предмету нашей речи и посмотрим, каким обра­зом Он не нарушает Закона, а скорее восполняет как несовершенный. Он говорит: законодатель сказал древним евреям: не убивай единопле­менника, человек! а кто убьет, будет подлежать осуждению, чтобы по­терпеть наказание соответственно убийству. Я же говорю вам, что вся­кий, гневающийся на брата своего напрасно, неблаговременно, будет подлежать осуждению. Этим Он уничтожил не всякий вообще гнев, а отверг только несвоевременный; своевременный же гнев полезен. Так бывает благовременным гнев против тех, которые живут вопреки запо­ведям Божьим, потому что мы гневаемся не для собственной защиты, но для пользы самих худо живущих из привязанности и братолюбия, с подобающим уважением. Гневаясь, говорит, и не согрешайте  (Пс. 4, 5), т. е. гневаясь не заблуждайтесь, пользуясь гневом не так, как должно. Назвал нас братьями друг другу, как имеющих одного и того же Бога и одного прародителя, одну природу и веру, одни заповеди и обетования наград. Но смотри, что Он прибавил: вырубил корень убийства. Кто так гневается, никогда не дойдет до убийства, подобно тому как выру­бивший корень не допускает, чтобы когда-либо произросла ветвь.

22.  Кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону.

Выше осудил того, который только гневается, а здесь — того, который уже дошел до слов. Рака — слово еврейское, обозначающее — ты. Когда кто-либо гневается на другого, то, не желая назвать его по имени, как бы недостойного, вместо имени употребляет ты, в знак гнева и ненависти. Господь осудил и такого, как гнушающегося общею природою, и сделал его вину подсудною сонмищу старейшин народа, чтобы он был наказан ими.

22.   А кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной.  

Этого еще более осудил, так как он отнимает у брата разум, которым мы отличаемся от бессловесных, — или лучше — так как оскорбляет веру. Если верующий брат безумен, то безумна и его вера. Здесь впервые встречается имя геенны огненной. Одни говорят, что она названа геен­ной, как всегда рождающая огонь, а другие, — что это еврей­ское название, обозначающее такого рода наказание. Если же Он так наказал такие обиды, которые мы считаем незначительными, то какого осуждения достойны мы, когда беспрестанно наносим своим братьям значительные? Наказал Он такие по видимому малые обиды ради боль­ших, чтобы мы, зная, что и тех нужно бояться, эти считали еще более страшными; с другой стороны, и потому, что людей гневливых не толь­ко значительные обиды подстрекают к убийству, но часто и незначи­тельные, воспламеняя гнев подобно искре.

23. Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь претив тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Все, что выше сказал, что теперь говорит и что после будет говорить,- все это относится к любви, которую Он часто предлагает и различным образом восхваляет, как это весьма часто будем видеть впе­реди. Будучи Богом, Он из любви к нам воплотился и претерпел все, чтобы и мы любили Бога и самих себя, были соединены друг с другом любовью и составили одно тело, имея главою Христа. Поэтому, рассе­кая нервы раздора, уничтожает этим все, что разрывает любовь. И смот­ри, как велико Его человеколюбие. Он отказывается от собственной чести из любви к брату, и только не говорит: пусть на время прекратит­ся служение Мне, чтобы только ты помирился с братом, потому что жертвою служит также примирение с братом, и без этого условия Я не принимаю ее. Итак, приносишь ли ты хвалу Богу, или молитву (пото­му что и это также жертва), или что-нибудь другое, не приноси этого не примирившись, зная, что Он ничего не примет, если ты прежде не примиришься. Слова эти безразлично относятся и к тому, кто наносит обиду, и к тому, кто терпит. Если ты обижен кем-либо, то прости ему эту обиду и будь терпелив; если же ты обидел другого, то загладь свою обиду и не опусти ничего, что может послужить к примирению. Этим же научает, что Богу ненавистна вся жизнь того, чья жертва не принимается по причине вражды.

25 — 26. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта. Некоторые под соперником разумеют совесть, которая всегда противится злой воле и обвиняет поступающего худо; под путем — настоящую жизнь, во вре­мя которой должно быть благорасположенным или повиноваться тому, кто побуждает к добру и отклоняет от зла. Как к добродетели обыкно­венно побуждает не только будущим, но и настоящим, как мы сказали в «Блаженствах», так, с другой стороны, отклоняет от зла не только буду­щим, но и настоящим. После того как отклонял от вражды будущею геенною, теперь отклоняет и устраняет настоящим судьею и тем, что случается ежедневно. Посему говорит: если даже влекут тебя к судили­щу, будь благорасположен к своему сопернику, т. е. стань ему другом, хотя бы даже на пути, ведущем к судье, или — что то же — прежде чем придешь к судье. Тогда тебе можно примириться только уплатив день­ги, которые Лука назвал деланием (Лк. 12, 58), так как они делают то, чего мы желаем, и доставляют, чего требуем. Лучше уплатить долг, чем быть присужденным к пене. Уплатив долг по любви, ты выигрываешь троякое благо: не будешь ввергнут в темницу, не израсходуешься до последнего и примиришься с противником. Если же будешь пригово­рен судьею, то подвергнешься, наоборот, троякому злу: будешь брошен в темницу, потеряешь последний кодрант, который Лука назвал после­днею лептою (Лк. 12, 59), т. е. самым меньшим видом пени, к уплате которой ты будешь присужден,- и таким образом не примиришься. Естественно, что каким бы то ни было образом соперник победит тебя. Есть, впрочем, некоторые, изъясняющие эти слова таинственно, но Златоуст не принимает этого в отношении к настоящему месту.

27 – 28.  Вы слышали, что сказано: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.

И в Законе после того как сказано: не убей, поставлено: не прелюбодействуй. Посе­му, восполнив предыдущую заповедь, переходит и к последующей, и дав надлежащее направление гневу, ставит пределы и для вожделения. Как в предыдущей заповеди, прибавив: напрасно положил различие между благовременным гневом и безвременным, так и в этой, прибавив с вожделением, разграничил воззрение нестрастное от страстного. И не сказал просто: кто смотрит, но: кто смотрит на женщину с вожделением, то есть кто смотрит усердно, кто смотрит страстно, так что возбуждает желание к совокуплению. Такой наполнил уже свое сердце страстью и в душе уже совершил прелюбодеяние. Или: кто смотрит для того, чтобы возбудить пожелание. Такой сам искал страсти, сам спешил к вожделению и пре­дался ему и, если не коснулся жены телом, то по крайней мере мыслью. А кто смотрит на нее мимоходом, или по какой-либо другой необходи­мости, тот свободен от вины. Женщиною здесь называет и замужнюю жен­щину, и отпущенную мужем, и девицу. Нужно знать, что наставления эти, хотя по видимому направлены к мужьям, относятся и к женам. Муж есть глава жены (Еф. 5, 23), а с головою соединены и члены. Запретил внимательный взор, потому что из него проистекает страсть в сердце; страстное же сердце побуждает и тело к совокуплению. Посему Он уничтожил корень, чтобы, произрастив ветвь, он не принес плода.

29 – 30. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. Не о членах тела говорит здесь (члены тела свободны от вины; они управляются душою и двигаются, куда она прикажет), но под правым глазом разуме­ет пригодного, подобно правому глазу, друга, а под правой рукой полез­ного, подобно правой руке, помощника, — будут ли это мужья иди жены. Итак, говорит: если они соблазняют тебя к страсти, не щади их, но лиши их влияния на тебя, и брось от себя. И не сказал: умертви, но отсеки, разумея совершенное расторжение. Сказав: вырви, не остановился на этом, но продолжал речь, присоединив: и брось от себя, чтобы опять не стать дружным, находясь вблизи. Так как Он говорил о трудном деле, то показал и выгоду, происходящую отселе.

31 — 32. Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную.   А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.  Вот указывает и другой вид пре­любодеяния. Древний закон приказывал, чтобы ненавидящий почему бы то ни было свою жену не удерживал ее, но отпускал, дав ей развод­ное письмо, чтобы не случилось убийство. Иудеи были почти непри­миримы не только по отношению к женам, но и к детям. Посему Хри­стос и сказал им: Моисей по жестокосердию вашему повелел вам отпускать жен ваших (19, 8), но дать разводное письмо, чтобы впоследствии, когда отпущенная выйдет замуж за другого, отпустивший не мог взять опять ее, как свою жену, и чтобы отсюда не происходили беспорядки и раздоры. Научая вышеупомянутыми словами быть более кроткими, Хри­стос теперь повелевает не только не отпускать жен, кроме вины любодеяния,называя здесь любодеянием — прелюбодеяние, — но и отпущенной не позволяет выходить за другого мужа. Кто отпускает свою жену не за вину любодеяния, тот делает ее прелюбодейного, если она соединится с другим мужем; а кто женится на отпущенной другим, тот прелюбодействует с чужою. Узаконив это, Он сделал и жену благоразумнее. Слыша, что никто не возьмет в жены отпущенную, она будет любить своего мужа и угождать ему. Таким образом, напоминая о вине прелюбодеяния и тому, кто без причины отпускает свою жену, и тому, кто женится на отпущенной другим, Он укрепил мир супругов, и позаботился, чтобы не допускалось прелюбо­деяние. Кто не отпускает и любит свою, тот не пожелает чужой. И тот, которому запрещается жениться на отпущенной другим, не отпустит своей.

33 — 34.  Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Богом клятвы твои. А Я говорю вам: не клянись вовсе.  Не возмеши имене Господа Бога твоего всуе [1]написано в книге Исход (20, 7),  а аще же обещаеши обет Господеви Богу твоему, да не умедлиши воздати его, яко взыщет Господь Бог твой от тебе, и будет на тебе грех: Исходящая из уст твоих сохрани и сотвори имже образом обещал еси Господеви Богу твоему в книге Второзакония (23, 21 — 23), но другими словами. И кленися именем Господним. (Втор. 10, 20; 6,13; Иер.12, 16)  Этим Он повелел, чтобы не клялись ложными богами. (см.: Иер. 5, 7). Не клясться и не требовать клятвы — это одно и то же. Каким образом ты будешь склонять брата своего к тому, чего сам избегаешь, если ты братолюбив и не любостяжателен. Древний закон говорит: если дашь обет Господу, Богу Твоему, немедленно исполни его; соблюдай и исполняй так, как обещал то Господу, Богу. Это Он сказал, внушая клянущемуся страх не нарушать клят­вы, так как он знает, что Сам Бог, всеведущий, принимает эту клятву. А Я говорю вам: не клянись вовсе.Кто легко даст клятву, тот может когда-либо ее нарушить, по привычке клясться,- а кто никогда не клянется, тот никогда и не нарушит клятвы. Кроме того, не нарушать клятвы для клянущегося — воспитывало Богопочтение, а вовсе не кля­сться — еще более возвышает его; первое было делом посредственной и несовершенной мудрости, а второе — высокой и совершенной.

34 — 35 ни небом, потому что оно престол Божий, ни землею, потому что оно подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великаго Царя.  

Чтобы не подумали, что Он запрещал клясться только Богом, т. е. гово­рить: клянусь Богом, присоединяет и другие виды клятвы, которыми клялись иногда иудеи. Кто клянется этим, все-таки клянется Богом, Который все это наполняет и всем господствует. От Бога эти предметы получили честь, а не от самих себя. Чрез пророка Бог говорит: небо престол Мой, земля же подножие ног Моих (Ис. 66, 1), показывая, что Он все наполняет, как и говорит: не наполняю ли Я небо и землю (Иер. 23, 24).А Давид сказал: город великаго Царя (Пс. 47, 3).

36. Ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.  Не клянись самою маловажною и сподруч­ною клятвою, т. е. своею головою, чтобы не дойти и до большего. С другой стороны, и голова твоя есть стяжание и приобретение Божие; так что и в этом случае происходит клятва Богом, Который содержит ее в Своей власти Хотя она и принадлежит тебе, но — не твое творение что открывается из того, что ты не можешь и одного волоса сделать белым или черным.

37.  Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет.  А что сверх этого, то от лукаваго. Пусть будет, говорит, словом вашим, когда вы утверж­даете, — е й, и когда отрицаете, — н и. Этим только и пользуйтесь для утверждения вместо клятв и ничем другим больше: ей и ни. А что сверх этого присоединяется, называет клятвою. Но если клятва от дья­вола, то почему ее допускал древний Закон? Потому что и приношение в жертву животных было от лукавого и соприкасалось с идолослужением, но, однако, Закон допустил это по мудрому Домостроительству ради слабости евреев. Так как они были прожорливы, то любили идоложертвенное, а так как были недоверчивы, то любили клятвы. Посему, чтобы впоследствии они не приносили жертв идолам, и не клялись идолами, Закон допустил и приносить жертвы, и клясться, и другое подобное, — но все это направил к Богу. Но в свое время все это должно быть отменено более высоким законодательством. Так как питаться молоком для детей полезно, а для мужей — не нужно,- поэтому детям мы это позволяем, а взрослых отклоняем и удерживаем от этого. Что же нужно делать, если кто-либо требует клятвы и принуждает к ней? Страх Бо­жий пусть будет тебе необходимее такой необходимости и предпочи­тай скорее все терпеть, чем нарушить заповедь Божию. И при всякой заповеди часто встретятся тебе насилие и опасность; и если везде ты не сочтешь более необходимою заповедь Божию, то все они останутся у тебя пустыми и неисполненными. Впоследствии сказал Господь: Цар­ствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие  восхищают его  (Мф. 11, 12).

38 — 39. Вы слышали, что сказано: око за око, и зуб за зуб (Ис. 21, 24). А Я говорю вам; не противься злому.

Некоторые порицают древ­ний Закон за то, что он повелевает вырывать глаз за глаз и зуб за зуб и объявляет вырвавшему глаз или зуб у кого-нибудь такое же несчастье, без всякого сострадания. Но Закон этот весьма человеколюбив, и пове­лел делать это для того, чтобы люди того времени, весьма склонные к нанесению ударов друг другу, не вырывали один у другого глаз и зубов, вследствие страха потерпеть то же самое. Христос, давая более челове­колюбивые законы, удерживает это зло не страхом того же наказания, но будущим осуждением. Сказав выше, чтоа кто скажет: (брату своему), «безумный», подлежит геенне огненной.  Он дал понять, что больше будет наказан тот, кто ударит, а еще больше, кто изувечит. Поэтому Он пове­лел не сопротивляться злому. Под злым некоторые разумеют здесь того, кто ударил; но Златоуст разумеет — дьявола. Христос сказал это, на­учая, что по побуждению дьявола человек решился на это, и на него перенося гнев пострадавшего, возбужденный против причинившего страдание. Итак, что же? Не должно противиться дьяволу? Конечно; но не посредством мщения брату,- такое противление Он запретил,- но посредством терпения и великодушия. Не гневом тушится гнев, как и не огнем — огонь; но противоположное лечится противоположным.

39. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую.  Повелевает не только не мстить, а скорее подставлять себя ударяющему, чтобы терпением и великодушием обуздать его. Видя это, он не только не нанесет другого удара, но раскается и в первом и примирится, а если ты будешь противиться, то он еще больше воспла­менится и ожесточится. Почему Закон отдельно сказал только о глазе и зубе, между тем как много есть членов в теле? Потому что ударяющие наносят побои преимущественно по одним членам, так как они менее защищены, находятся на виду и легко повреждаются. Но Закон посред­ством их распространяется и на другие члены. И правая щека сподруч­нее для удара, легче подпадая под правую руку наносящего обиду. Рав­ным образом и эта заповедь касается и всех остальных членов.

40. И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду. Спаситель хочет, чтобы ты оказывал терпение и великодушие не только по отношению к ударам и оскорблениям, но и к имуществу, и деньгах. Это последнее имеет в виду речь о хитоне, как — более удобном для отнятия. Он говорит: кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду, и победи его корыстолюбие, уступив ему не только то, чего он требует, но присоединив и то, чего он не требует. Если ты сделаешь это, то он или оставит то, чего домогался, пристыженный такою твоею мудростью,- или, взяв то, чего требовал, не коснется того, чего не требовал, но сильно почувствует свое корыстолюбие. Если ты не будешь судиться с ним, но отдашь то, чего он хочет, то сделаешь полезное только для себя. Если же присоединишь к этому и другое, то принесешь пользу его душе, и для себя сделаешь двоя­кое добро: избегнешь суда и отвратишь корыстолюбие. Верхняя одежда, это та которую мы носим сверху других одежд, а рубашка — нижняя одежда. Часто также безразлично рубашка называется верхняя одежда, и наоборот. Хотя и Лука говорит: и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. (Лк. 6, 29). Оба эти изречения сказаны Христом: это на горе, а то, что у Луки, на ровном месте. Что же, ужели должно ходить нагому? Неужели это слишком много — ради пользы брата ходить наго­му? Однако он не поступил бы с тобою так бесчеловечно, потому что устыдился бы, как сказано, твоего великодушия.

41.  И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Древний Закон, различая виды пороков по одной тяжести их, пропускал маловажные. Но Христос постановил законы и относительно этих последних, начиная с более важного и останавливаясь на незна­чительном. Тяжелее всего было лишение глаза или зуба, потому что первый указывал путь, а второй служил при питании,- затем удар по щеке, как весьма позорный, — потом отнятие одежды, паче же всего этого — принуждение. Как и при других видах оскорбления, Он пове­лел быть добродетельным с избытком, так и в случае принуждения — приказывает победить несправедливое желание обижающего и претер­петь больше, чем он желает сделать. Ты видел бесстрастие, насажденное в страстном теле; обратил внимание и на ангельскую жизнь, посеянную в людях. Не чувствовать страстного пожелания, не гневаться с волнени­ем — свойственно небесной жизни, что в указанных заповедях Христос узаконил. Повелевая не гневаться на брата напрасно, не говорить ему рака, не называть его безумный, не приносить дара Богу, не примирив­шись с братом, благожелать обижающему, — Он перерезал жилы у стра­стного гнева. Заповедуя не смотреть страстными глазами на жену, от­вергать соблазняющего или соблазняющую, не отпускать без причины своей жены, не жениться на отпущенной другим, — Он вырвал корни у страстного пожелания. И опять, — повелевая не клясться вовсе, изгнал пристрастие к имуществу и деньгам, а заповедуя не противиться зло­му, подставлять и другую щеку, отдавать и срачицу, сопровождать и две версты, — Он удержал дух от мщения.

42. Просящему у тебя дай. Когда Он стоял, уча на ровном месте, то сказал яснее: всякому же просящему у тебе дай, как написал Лука (6, 30). Притом, повелевает не различать достойного от недостой­ного. Какой бы он ни был, он нуждается в том, чего просит. И Бог все необходимое для поддержания жизни равно предоставил всем людям, добрым и злым, верным и неверным.

42.  И от хотящего занять у тебя не отвращайся. Теперь повелел занимать без росту, а когда учил, как сказано выше, на ровном месте, то повелел не требовать назад и того, что дано взаймы. Если, говорит, взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, то какая вам за то благо­дарность (Лк. 6, 34). Но то, что находится в настоящем месте, относится к несовершенным, а то, что у Луки, — к более совершенным.

43 — 44. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших. Благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Искоренив, как сказано, гнев и похоть и освободив от всякой пагубной страсти пови­нующихся Ему, повелел благотворить, давая просящим и занимая нуж­дающимся; потом, восходя выше, возвел на высоту добродетели. Вен­цом и вершиною всякой добродетели служит любовь к врагам с ее последствиями, — любовь к ним не как к врагам, а как к людям, и не только любовь, но и молитва за них. За любовью к врагам последует и все остальное, именно — благословение проклинающих, благотворение ненавидящих и молитва за обижающих нас. Таковы свойства совер­шенной любви. Смотри, что и награда столь великой добродетели са­мая большая. Так как такой поступок больше всякого другого, то и награду Он полагает большую, чем всякая другая. Говорит:

45. Да будете сынами Отца вашего небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Бог есть Отец людей, как Творец их (и мы совершите­лей каких-нибудь дел называем отцами их) и как Попечитель и Промыслитель их, потому что отцу свойственно заботиться и промышлять о своем сыне. Сынами Божиими становятся те, которые уподобляются Ему чрез добродетель, насколько это возможно для человека, потому что сыну естественно быть похожим на своего отца. Да будете, говорит, сынами Бога, не по естеству, а по подобию, именно чрез любовь к врагам своим. Хотя Он осыпается, как стрелами, поношениями злых и несправедливых, хулится, и лишается Своей чести, однако, любя их, повелевает солнцу Своему светить злым и добрым, посылает дождь на праведных и неправедных. Он терпит зло от Своих рабов, а ты от рав­ных себе. Ты окажешь им немногие и незначительные благодеяния, а Он многочисленные и величайшие; и, однако, за такое подражание да­рует тебе возможность быть подобным Ему и называться Его сыном. Солнцем и дождем, конечно, обозначил все потребное для жизни, — потому что при помощи их все рождается из земли, питается, взращи­вается и доводится до конца. Можно и иначе понимать. Да будете сы­нами Бога подражая Сыну Его, Который претерпел бесчисленные по­ношения от врагов, любил их и благотворил, уча и исцеляя их, и нако­нец, пригвожденный ко Кресту, молился за них, говоря: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. (Лк. 23, 34). Итак, Христос желает, чтобы с друзьями ты мирился: пойди прежде примирись, говорит, с братом твоим, а врагов любил и молился за них, как сказано выше.

46 — 47. Ибо, если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?  И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. Любить того, кто вас любит, не есть добродетель, а дело согласное с природою, потому что так же ли поступают и язычники, у которых нет и следа добродетели. Мытари — это были сборщики податей и торговли; занимающиеся этим делом пользовались дурною славою, как несправедливые, корыс­толюбивые и преступные. Поэтому в учении на равном месте Христос назвал их грешниками, а не мытарями. Но какого осуждения мы будем достойны, когда не любим и тех, которые нас любят, и ненавидим тех, которые нам желают добра! Нам повелено превзойти в правде книжни­ков и фарисеев, а мы стоим ниже мытарей, которых даже они порицают.

48. Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. Те, которые любят любящих их, те, конечно, несовер­шенны в любви, — а те, которые любят и врагов своих, те вполне совер­шенны.

 

______________________________________________________

[1]  Не произноси имени, Господа Бога твоего, напрасно. Не во лжу кленешися.  (Синод. перевод.)

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s